Now Reading
Елена Веселая: «В моей коллекции нет случайных вещей»

Елена Веселая: «В моей коллекции нет случайных вещей»

Елена Веселая – известный журналист и историк ювелирного искусства. За 20 лет работы в этой сфере она собрала великолепную коллекцию украшений, любое из которых достойно музейной витрины. Мы попросили рассказать о некоторых из них.

«В ювелирной среде я оказалась случайно. Бабушка – комсомолка, представительница так называемой красной профессуры. Мама, журналистка, работала на радио. Никто не питал тяги к драгоценностям. Я также пошла в журналистику и работала на радио, а потом — заместителем главного редактора в газете «Московские новости», курируя направление «Культура и общество». После разгона парламента в 1993 году издание заняло выжидательную позицию, и я начала думать, что нужно сменить работу. Издатель тогда спросил, чем я хотела бы заниматься. Я предложила идею женского журнала, которая энтузиазма не вызвала, зато мне предложили делать издание об украшениях, которое мы начали буквально с нуля. Первый номер через мою итальянскую подругу Бенедетту Бардзини, легендарную топ-модель и журналистку, попал в Италию, да сразу в руки к главе Платиновой гильдии (престижное объединение ювелиров), и меня, первую из российских журналистов, пригласили на одну из главных ювелирных выставок мира, которая проходит в Виченце.

Ювелирный критик Елена Веселая. Фото: Екатерина Рицкая

В 2000-х наш издатель охладел к проекту, пытался его переформатировать, и я решила уйти. Признаться, тогда думала даже сферу сменить. Но мой на тот момент уже хороший друг, известный ювелир Стефан Хафнер убедил меня остаться, сказав, что, по его мнению, я в своей профессии лучшая. Как было не услышать! Затем я на протяжении почти 13 лет делала журнал J&W, издание о ювелирном искусстве, а сейчас продолжаю каждый год готовить уникальный альманах Jewellery, посвящённый ювелирным новинкам года.

Коллекция

Коллекционировать украшения я стала почти сразу. Первое купила в Италии после первой же своей ювелирной выставки. Я не ставлю перед собой цели сформировать тематическую коллекцию. Среди моих вещей много подарков, что-то делалось специально для меня, какие-то вещи сделали на заказ, реализуя мою идею, многое мне предлагают, зная мой интерес к ювелирным новшествам.

Кольцо Palmiero Jewellery Design. Фото: Лена Авдеева
Кольцо и брошь Карло Палмиеро (Palmiero Jewellery Design)

Палмиеро – замечательный итальянский ювелир, из тех, кого называют независимыми ювелирами. Он создаёт украшения под собственной маркой, любит яркие, красочные сюжеты. Так, у него есть серия колец с ювелирной интерпретацией знаменитых картин. С «Герникой» Пикассо, например. Но мне своей абстрактностью понравилось вот это кольцо – с версией полотна Кандинского, выполненной из разноцветных сапфиров.

Брошь Palmiero Jewellery Design. Фото: Лена Авдеева

Ещё одна его вещь в коллекции – брошь в виде хамелеона. Она довольно крупная и тяжёлая. Я называю такие «зимними» брошами, так как они хорошо смотрятся с плотной одеждой, на пальто. Произведение привлекает меня своей идеей: как цветные камни передают меняющийся окрас шкурки хамелеона, а также тем, что автор проработал брошь с обеих сторон, а не только с лицевой.

Кольцо Le Sibille. Фото: Лена Авдеева
Кольцо Le Sibille

В моей коллекции нет случайных вещей. Каждая чем-то меня зацепила. В случае с этим кольцом, это великолепная работа. Оправа кольца украшена тонкой микромозаикой. Это уходящее искусство, а так мастерски, как в этом случае, вообще могут сделать лишь единицы. За маркой Le Sibille стоят три римлянки, они продают штучные украшения собственного исполнения. В рамках ювелирных путешествий, которые я организую, мы обязательно заходим к ним в мастерскую.

Брошь Vhernier. Фото: Лена Авдеева
Брошь Vhernier

Эти итальянцы – моя давняя и большая любовь. Практически все вещи Vhernier существуют в единственном экземпляре (по крайней мере, в каком-то одном цветовом сочетании). Каждая имеет подлинную художественную ценность. У меня несколько их вещей. В частности, броши из резного камня. Есть тиражная гусеница (микросерия, но всё же тираж) и вот этот бесподобный крокодил. Я считаю эту вещь шедевром. Потрясающе подобран камень (черный перламутр – гелиотис и горный хрусталь поверх него) с тонким переходом цвета. Если подсветить, кажется, словно бы это крокодил, проглотивший солнце! Подобных вещей у марки всё меньше, а таких и вовсе больше не будет. Видимо, резчик, который готовил камень, состарился или умер, никому не передав дела. Тем ценнее оставшиеся произведения, которые автоматически переходят в разряд ювелирных редкостей.

Подвеска Палмиеро/Барсукова. Фото: Лена Авдеева
Подвеска Палмиеро/Барсукова

Этот пингвин, сплошь усыпанный бриллиантами (серыми, жёлтыми, чёрными), – как бы сейчас сказали, результат коллаборации между мной, Карло Палмиеро и Алексеем Барсуковым. Задумку Лёши, его эскиз пингвина, я отдала Палмиеро и попросила создать драгоценную подвеску. Конечно, он сделал по-своему, и его стиль тут распознаётся в первую очередь, но вот такой стоит за этой игровой, элегантно-юмористичной вещью интересный «провенанс».

Ольга Гайка. Брошь «Одуванчик». Фото: Лена Авдеева
Брошь-одуванчик Ольги Гайки

Ольга не любит публичности, старается меньше рассказывать о себе, а между тем делает замечательные, воздушные, романтичные, исключительно художественные вещи. У неё есть серия брошей в виде одуванчиков, и у меня таких уже несколько. Их можно носить по одной или целой группой. Они точь-в-точь одуванчики, и ведь не сразу поймёшь, что это имитация. Каркас сделан из лески, на которую нанизан шёлковый «пух». Броши крепятся на магнитах, что очень удобно, ведь магнит «пробивает» любую ткань. Можно, кстати, носить их и как серьги.

Кольцо Henry Dunay. Фото: Лена Авдеева
Кольцо Генри Дунея (Henry Dunay)

Я люблю лунные камни, и у меня несколько украшений с ними, в том числе и это кольцо Дунея. Это очень пожилой американский ювелир. Мастер уникальной работы. Тут солирует так называемый лакричный, тёмный и переливчатый лунный камень, который буквально завораживает. Камень завальцован, приглядитесь: ни капли клея. Не поддаётся человеческому разуму, как это сделано! Резьба на оправе, как будто мелкая-мелкая штриховка (это фирменный приём ювелира), сделана вручную. Он увлекался камнями, как уникальными, так и не самыми, может быть, дорогими, но исключительно выразительными.

Алексей Барсуков. Подвеска «Ежик в тумане». Фото: Лена Авдеева
Подвеска «Ежик в тумане» Алексея Барсукова

С художником Алексеем Барсуковым мы познакомились у общих знакомых – в московском доме швейцарского ювелира (есть и такие!). Мне про него сказали, будто это гениальный русский ювелир, что я восприняла скептически: гениальных ювелиров я знаю, русских ювелиров тоже, но чтобы всё одновременно… Он тогда работал в основном с латунью и медью. Меня поразило отсутствие «совка» и присутствие собственного художественного взгляда, и я за него ухватилась. Барсуков – выдающийся мастер, подлинный художник со своей собственной манерой. Каждое его произведение – это целая история, рассказанная ювелирными средствами. Его искусство кинематографично, неслучайно рождаются такие сюжеты, как «Ёжик в тумане». Эта подвеска – пилотная, впоследствии таких были сделаны десятки. Каждый раз вещь, конечно, получается разная, ведь это ручная работа, к тому же художнику нравится что-то менять, но идея остаётся. Эта вещь всегда со мной, такой мой спутник.

Подвеска «Медвежонок» Алексея Барсукова. Фото: Лена Авдеева
Подвеска «Медвежонок» Алексея Барсукова

Алексей любит крупные, характерные вещи, не хочет повторяться, но вот таких медвежат ему пришлось сделать немало. Ведь это идеальный подарок, он всегда приходится по душе, и у меня его медвежата не задерживаются. Так что я каждый раз прошу сделать нового, на что он скрипит зубами, но всё же идёт мне навстречу. Медвежонок – серебряный, с изумрудными глазами и сапфировыми «заплатками». Ношу его на толстом шнуре.

Алексей Барсуков. Кольцо с портретом Наполеона. Серебро, позолота, бриллианты. Фото: Лена Авдеева
Кольцо Алексея Барсукова

Мы с Лёшей дружим многие годы, и у меня скопилось немало его украшений, можно сказать, коллекция в коллекции. Что-то он традиционно дарит мне на день рождения. Так, есть несколько брошей в виде львов, ведь у меня в связи со знаком Зодиака особые отношения с этим животным. Это кольцо из позолоченного серебра и бриллиантов – также подарок на давний день рождения. Это портрет Наполеона, в один день с которым я родилась. Абсолютно лёшина вещь: кажется, даже угадывается его портретное сходство с Наполеоном.

Кольцо с созвездием Льва. Фото: Лена Авдеева
Кольцо с созвездием Льва

То, что я ношу каждый день. На внешней стороне кольца изображено созвездие Льва, на внутренней — знак Зодиака, по краям моё имя и дата рождения. Это стопроцентно моя вещь, сделанная на заказ. К сожалению, я не могу сказать имя ювелира, так как он его никогда не называет. Он много работает для других марок, своей же нет. Есть такие «теневые» художники, продающие дизайн, в ювелирной среде они наперечёт, и все их негласно, но хорошо знают. Это кольцо я обычно ношу в паре с ещё одним, бриллиантовым, от израильских умельцев: это инженерное чудо весит лишь 3,5 грамма, при том, что в нём камней на 5 каратов!

Брошь Mi-Mi Moscow. Фото: Лена Авдеева
Брошь Mi-Mi Moscow

Знакомьтесь – Королева английская! Не правда ли, есть портретное сходство? И, конечно, обязательная сумочка в виде миниатюрного слона. Это работа Милы Кальницкой и Михаила Масленникова. Они делают изобретательные, приятные вещи с юмором. В 1980-90-х, ещё с первым мужем, Мила прославилась как авангардный, концептуальный ювелир. Затем уже с Михаилом пробовала обосноваться в Италии, но вскоре вернулась, и сейчас тандем делает вот такие затейливые вещицы. В композиции использованы стразы и детали винтажных украшений с блошиных рынков, барочный жемчуг – тут он подобран такой формы, чтобы служить ножками и ручками венценосной фигурке.

Индийское кольцо. Фото: Лена Авдеева
Индийское кольцо

Это своего рода демонстрационный образец: многие годы я преподавала историю ювелирного искусства в Строгановке на курсе художественной обработки металла и показывала это кольцо своим студентам как пример использования сразу двух ключевых техник, характерных для индийского ремесла. Наглядно видны и кундан (когда камень обминается золотой фольгой, ведь в Индии не использовали традиционную закрепку), и менакари (перегородчатая эмаль).

Смотрите также

Владимир Маркин. Брошь «Листик». Фото: Лена Авдеева
Брошь Владимира Маркина

Маркин – известный русский ювелир, сейчас он создаёт подобные вещи. Это изящная титановая заколка для волос в виде листика ольхи. Застежкой служит миниатюрная гусеница на оборотной стороне. У меня есть ещё несколько вещей Маркина: классический комплект украшений в виде сушек, например.

Слева брошь Владимира Маркина, справа — моносерьга «Поганка» Рустама Юнисова. Оба украшения — из титана. Фото: Лена Авдеева
Моносерьга Рустама Юнисова

У Рустама интересная судьба. Он реставратор, работает в Гохране со старинными вещами. А для себя, дома в Красногорске, создаёт вот такие ювелирные штуки. У него очень оригинальный взгляд! Эта моносерьга сделана в виде титановой… поганки. Интересно, что титан сейчас вошёл в моду, хотя работать с ним трудно. Его прокатывают, чтобы сделать лист тоньше, поскольку для литья этого тугоплавкого металла нужны промышленные условия. Чтобы добиться нужного цвета, нагревают или помещают в кислоту. Для мастера это каждый раз вызов, стремление попробовать себя на прочность.

Слева направо: кольцо Gimel, кольцо Ринальдо Гавелло, кольцо Стефана Хафнера. Фото: Лена Авдеева
Кольцо Ринальдо Гавелло (Gavello)

Сейчас этому маститому миланскому ювелиру было бы уже за 80, старая гвардия. Гавелло по образованию архитектор, замечательный ювелирный дизайнер, делал очень интересные вещи. Как-то в Петербурге я попала на выставку-продажу, аналог московской «Симфонии самоцветов». Там продавались серебряные кольца с топазами круглой огранки. Я купила одно такое, за 500 что ли рублей. Оно мне было мало, и мастер прямо на месте решил его растянуть, ударил по шинке молоточком: бах, кольцо, естественно, лопнуло. В Москву я везла разорванное кольцо. Мне его реанимировали, сделав интересную, необычную оправу, но носить его стало решительно невозможно. Геометрия новой оправы причиняла прямо-таки физическую боль.

И вот как-то, когда в один из его приездов мы с  Гавелло гуляли по Москве, он мне и говорит: «Мне кажется, что вы мучаетесь, когда носите это кольцо», отнял его и переделал. Несмотря на то, что кольцо такое высокое, теперь оно сидит как влитое и по своей эргономике стало очень удобным. И как камень показан – поднят, как в витрине!

Кольцо Стефана Хафнера (на переднем плане). Фото: Лена Авдеева
Кольцо Стефана Хафнера (Stefan Hafner)

Это почтенный итальянский ювелир тяжёлой судьбы, который уже ушёл от нас. Мы дружили многие годы. У меня в коллекции есть целый ряд его вещей, но это кольцо особое, памятное, ведь это первая вещь, которую он мне когда-то подарил. Он использовал золото и разноцветные сапфиры, закреплённые на штырьках так, что они покачиваются. Хафнер делал украшения-игрушки, и подвижные детали – его конёк. Это кольцо – довольно крупная, сложная вещь, которая хорошо смотрится на пальце. Кольца – мой любимый жанр (я не ношу серьги). Впоследствии к этому кольцу ювелир сделал мне и браслет аналогичного дизайна. Но он оказался совсем не по моей руке. Вероятно, Стефан видел меня совсем другой, чем я сама себя. Браслет более дробный, нежный, кольцо же монолитнее, композиционно оно более цельное и мне подходит идеально.

Вспоминаю забавную историю, связанную с этим кольцом. Наш издатель в какой-то момент, предшествовавший моему уходу из первого ювелирного журнала, сказал мне примерно следующее: «Я вижу, что вы глубоко изучили ювелирный мир, по вашим рукам».

Кольцо Gimel (на переднем плане). Фото: Лена Авдеева
Кольцо Gimel

Японская марка Gimel и её создательница, госпожа Акихара вызывают моё глубокое восхищение! Первый раз я увидела брошь Gimel в виде кленового листа в витрине на выставке в Базеле и даже приценивалась. Но, несмотря на небольшой размер, она стоила $ 30 тысяч, и я оставила эту идею, хотя марку запомнила. А через пару лет я уже познакомилась с самой госпожой Акихара, и впоследствии, приехав в Японию по приглашению господина Арикава (крупнейший коллекционер ювелирного искусства в мире), я побывала у неё дома и в мастерских. Это уникальное место в Кобэ, на вершине горы. Из каждого помещения, где работают ювелиры, открываются роскошные виды. Госпожа Акихара считает, что нужно проникнуться красотой, гармонией природы, чтобы ты мог её передать. Удивительной тонкости души и благородства человек! Она никогда об этом не говорила, но я знаю, что она аристократка, более того, из императорской семьи.

Это кольцо (турмалин, бриллианты, платина) – сама простота, но какая работа! Это качество, которое способны дать немногие. Собственно, мне подарил его господин Арикава от себя и госпожи Акихара, когда завершался мой визит в Японию. Повторюсь – уникальная работа.

Наверх