Now Reading
Нина Глушакова: «Кольцо Cartier чуть не стоило мне пальца!»

Нина Глушакова: «Кольцо Cartier чуть не стоило мне пальца!»

Предприниматель и владелица компании «Частная коллекция» Нина Глушакова человек увлекающийся. Если уж за что-то берется, то пропадает в проекте с головой. Придя в ювелирный бизнес совсем из другой области и довольно поздно, когда ей было уже 45, она изучила его вдоль и поперек. По нашей просьбе Нина Михайловна рассказала о 10 украшениях из своей личной ювелирной коллекции.

Нина Глушакова. Фото: Наталья Маслова

Беседовала Наталья Окулова

Меня часто спрашивают, почему я стала заниматься ювелирным бизнесом и раньше я отвечала примерно так: потому что это красиво, или так сложились обстоятельства. Раньше меня, правда, мало интересовали украшения, да и выбирать в советские времена из того, что предлагал совершенно одинаковый ювелирпром, как-то не хотелось.

Довольно посредственные, в смысле дизайна, не очень дорогие цветочки и листики из серебра и золота, скромные обручалки, незамысловатые цепочки, вот и все изыски. К тому же, выделяться тогда из общей массы было не принято, роскошь не приветствовалась. Тратить целую зарплату на что-то столь банальное мне и в голову не приходило.

Сейчас же все круто изменилось. Российским ювелирам давно есть что показать. Прошли те времена, когда мы просто копировали известные марки, теперь наши мастера сами могут стать образцами для подражания. Поэтому в моих Галереях современного ювелирного искусства я уверенно представляю российские шедевры. И моя личная  коллекция на 90 % состоит из отечественных украшений, которые я ношу с восторгом.

1. Кольцо с янтарем
Мельхиоровое кольцо с янтарем – память о маме. Фото: Kirill Guzhvinsky

Несмотря на то, что в моей коллекции есть довольно дорогие и изысканные вещи, самым важным для меня остается это простое мельхиоровое кольцо с янтарем. Потому что оно – память о маме. Нет, никаких фамильных драгоценностей в нашей семье не было, мама никогда ничего не носила. Жили мы скромно, папа рано умер, и мама воспитывала нас, троих дочерей, одна. Сколько раз ей предлагали отдать нас в интернат, но она и слушать не хотела, выбиваясь из сил, тащила нас, кормила, поила, одевала. Какие уж тут могли быть украшения? Это кольцо я купила сама в Калининграде. Янтарь в нем настоящий, дизайн довольно простой, но почему-то оно запало мне в душу сразу. Как-то мама попросила примерить колечко и призналась, что оно ей очень нравится. Конечно я тут же подарила ей кольцо. Мама не снимала его до самой смерти и с тех пор это мой оберег, наша с ней связь.

2. Кольцо Nina Ricci
Кольцо Nina Ricci было первым в коллекции. Фото: Kirill Guzhvinsky

Первым в моей коллекции появилось колечко в виде бабочки Nina Ricci. Я храню его как воспоминание о сложном пути бизнеса в России (смеется). В начале 2000-х я «случайно» открыла ювелирный бутик Nina Ricci в Санкт-Петербурге. В то время моя дочь Катя училась в питерском Институте Культуры. Поначалу, я отпустила ее туда одну, но потом стала очень волноваться, годы-то лихие были. Поэтому я переехала в Санкт-Петербург, а чтобы оправдать свое пребывание в такой длинной командировке, решила открыть в городе магазин.

Помню, как мы с дочкой увидели этих бабочек на выставке, и я просто влюбилась. Используя весь свой напор, я убедила представителей бренда открыть ювелирный бутик. Когда я рассказываю эту историю знатокам марки, мне верят с трудом, ведь Nina Ricci не продают украшения отдельно от остальной продукции. Но мне удалось их убедить – уже через пару месяцев наш магазин работал в Гранд Паласе. Открытие было шедевральным, мы с дочерью разработали дизайн, закупили шикарную мебель, и все закрутилось. А через некоторое время ко мне пришли серьезные люди и сказали, что мне лучше продать магазин им, намекнув, что у меня дочь и пока они еще предлагают за это деньги. Решение было очевидным. Больше 10 лет я  не заходила в Гранд Палас. А на память о проекте осталось это кольцо из белого золота с бриллиантами.

3. Сет Trinity Cartier
Кольцо и серьги Trinity от французского Дома Cartier. Фото: Kirill Guzhvinsky

Кольцо и серьги Trinity от французского Дома Cartier  – одно из немногих моих исключений, сделанных не в России. И это подарок любимой дочери на день рождения, хоть он чуть и не стоил мне пальца (смеется). Помню, как Катя вручила мне кольцо в Ницце, куда мы поехали с ней в августе по делам. Мне всегда нравилась эта лаконичная форма, придуманная Cartier, и я тут же нацепила кольцо. Через несколько минут почувствовала, как палец отекает, и очень испугалась. Что только мы не делали, чтобы снять его! Помогло только море, я час просидела у берега, опустив руку в прибой. А потом мы связались с бутиком в Дюсcельдорфе, где Катя покупала кольцо, и полетели туда. Сотрудники здорово посмеялись, слушая нашу историю, и безоговорочно поменяли мне кольцо на большее. Вы спросите, почему именно Cartier? Для меня эта их коллекция символ успеха, это стиль и олицетворение того, что я могу все.

4. Брошь Ichien «Снежный барс»
Ichien. Брошь «Снежный барс». Фото: Kirill Guzhvinsky

Эта усыпанная бриллиантами брошь – мое последнее приобретение. Она моя сила и как нельзя лучше говорит о моем характере. Снежный барс уязвим, но он умеет прятаться от охотников, он гибок, как кошка, ступает тихо и все вокруг замечает. В легендах барсы часто помогают попавшим в беду людям. Как-то я листала ленту инстаграма и наткнулась на рисунок. С него на меня смотрел осторожный, нежный зверь. Это был эскиз броши, и он меня просто потряс, я написала в директ и уже вскоре обсуждала с автором заказ.

Помню, как летела к нему на встречу и меня трясло от эмоций. Мы говорили с Ичиеном несколько часов и мне не хотелось уходить. С тех пор, как я получила своего барса, прошло полгода, мы продолжаем общаться с Ичиеном уже не только на ювелирные темы. Этот молодой человек бесконечно мудр. Недаром он много путешествовал, жил в Индии, на Тайване, и его имя, которое ему дал его китайский учитель, означает «взгляд». Когда я дотрагиваюсь до броши, то чувствую, что мне все по плечу.

5. Перстень с драконом Сослана Плиева
Перстень с драконом ювелира Сослана Плиева. Фото: Kirill Guzhvinsky

На фото кольца ювелира Сослана Плиева из Владикавказа я наткнулась случайно в Facebook. Это был нежный тысячелистник из бронзы и серебра. Я тут же написала Сослану. Оказалось, что кольцо уже купили, и тогда я попросила показать, что еще есть. Поначалу, мастер был осторожен с восторженной поклонницей, но я умею убеждать мужчин (смеется). Фото перстня-дракона заворожило меня. Решение о покупке созрело мгновенно. Дракон силен и даже агрессивен, но он мой защитник. Когда я хочу показать силу и смелость, достаю его. На сложные переговоры я чаще всего надеваю именно дракона.

6. Кольцо «Большой каскад»
JF Carat. Кольцо «Большой каскад» из коллекции «Петергоф». Фото: Kirill Guzhvinsky

Я уже говорила, что ювелирные украшения для меня не просто красивые вещи. Это, если хотите, машина времени. Мне нравятся ушедшие эпохи Барокко, Ренессанс, Классицизм. Мне кажется, я отлично смотрелась бы на каком-нибудь балу, где танцуют при свечах. Но, увы, я родилась в век машин и электричества! Вот поэтому мне особенно дорого новое кольцо из ювелирной коллекции «Петергоф» екатеринбургского JF Carat. Люблю Петергоф, много раз там была, но на расстоянии сложно вспомнить все детали, даже такие знакомые. И когда мне хочется туда попасть, а обстоятельства не позволяют, я достаю из шкатулки это кольцо и переношусь в любимое место. Кольцо называется «Большой каскад» в честь одноимённого фонтана, расположенного у подножия главного дворца. И я его обожаю. И дело совсем не в том, что это дорогая и красивая вещь. Это шкатулка воспоминаний. Линии кольца, этот строй сапфиров и  бриллиантов, мастерски уложенный ювелирами, полностью повторяют архитектуру фонтана. Я могу рассматривать его часами.

Художники компании сделали всего 11 экземпляров коллекции «Петергоф», которая состоит из 20 уникальных предметов. Они повторяют в золоте и драгоценных камнях тот или иной архитектурно-парковый элемент знаменитого дворца. Аналогов этому шедевру в мире практически нет. Да и хозяином полноценной коллекции уже никому не стать, одна коллекция осталась у авторов, вторая хранится теперь в фондах Петергофа, семь разошлись по частным коллекционерам, а две последние я выкупила для продаж в моих галереях Барнаула и Сочи. Так что ювелирный «Петергоф» почти  уже история.

Колье, кольцо и серьги из «Джинсовой коллекции» Ювелирного Дома Kabarovsky. Фото: Kirill Guzhvinsky
 7. Колье Kabarovsky

Это колье из «Джинсовой коллекции» Ювелирного Дома Kabarovsky – знак настоящей дружбы. Основатель Дома Виктор Кабаровский был моим хорошим другом, а вот его жену Веру я знала мало. Но когда после смерти Виктора его партнер лишил Веру ее доли в бизнесе, я встала на ее сторону. Следом за Верой из ювелирного Дома ушел костяк коллектива. Сотрудники пришли к ней и сказали, что начнут все сначала под ее руководством. Я работала с западными марками Кензо, Лакруа, Инесс де ла Фресанж и видела, что они делают все коллекциями и убедила Веру поступить также. А тема коллекции родилась в следствие довольно забавной истории.

Я тогда занималась модой и нас с Катей пригласили в Италию для подписания договора на открытие итальянского дома моды в России. Вера Кабаровская поехала с нами за компанию. Уже через пару дней стало ясно, что мы в руках мошенников. Нам подсовывали старые каталоги и вели странные разговоры. Мы потребовали показать нам производство, и итальянцы привезли нас на завод. Все там было шикарно, нас встретили двое красавцев, показали, как у них там шьют джинсовую одежду, но когда мы спросили их о тех, с кем у нас намечался договор, выяснилось, что «джинсовые магнаты» знать ни о чем не знают.

Смотрите также

Помню, как мы из машины позвонили жуликам и сказали все, что думаем, а потом поехали на заправку, купили шампанского и выпили прямо в авто. За Италию и за то, что мы вот так странно по ней прокатились. А когда выпили, прямо на салфетке, под впечатлением от джинсового заводика, набросали ювелирную коллекцию. По возвращению, дизайнеры Веры разработали серию украшений. А когда все было готово, я выкупила ее для своих бутиков, о чем не жалею ни секунды.

Брошь Christian Lacroix (слева) и колье из самоцветов Гонконгского института дизайна (справа). Фото: Kirill Guzhvinsky
8. Серьги и колье из самоцветов, Гонконгский институт дизайна (HKDI)

Эти серьги я ношу чаще других. Они подходят под любой наряд. А купила я их в Гонконге на ювелирной выставке. Выставка эта одна из самых знаменитых, располагается на нескольких этажах огромного здания. Находиться там сложно, кругом ковры из бриллиантов, сверкают так, что глазам больно, поэтому мы пошли сразу к прилавку Института Дизайна Гонконга, в котором Катя мечтала поучиться.

К сожалению, выяснилось, что европейцев туда не берут, поэтому мы решили утешиться покупками и устрицами, но тут мой взгляд упал на необычное сочетание – белое золото, бриллианты и простой агат, спрятанный внутри металла. В дизайне равных Гонконгу, конечно, нет, их фантазия просто не имеет границ. Я попросила переделать замки с гвоздиков на английский замок, о котором они, к слову, не знали. А потом спросила, почему бы им не сделать такие серьги с разными камнями. Например, с кварцем волосатиком. На мое удивление, китайцы не знали такого камня! На следующий день, прикупив на выставке камней несколько хороших волосатиков, мы вернулись за серьгами. Покрутив в руках кварц, дизайнеры пришли в восторг.

Когда мы ходили по выставке, то конечно обменивались контактами для сотрудничества. И по возвращении в Россию я стала коробками получать бесконечные рекламные буклеты. Обычно я выбрасывала эти коробки, как только получала. Но в тот день что-то внутри меня заставило меня открыть посылку. Каково же было мое удивление, когда из нее выпала еще одна коробка поменьше, в которой лежало это колье из самоцветов и письмо. Дорогая Нина Глушакова, писали представители Института Дизайна, мы безмерно благодарны вам за открытие кварца волосатика. Мы сделали с ним целую ювелирную коллекцию, которая успешно разошлась по всему миру. Примите в благодарность от нас это колье и вечное приглашение на любые наши встречи и презентации.

9. Кулон MOISEIKIN
MOISEIKIN. Подвеска из голубого опала с золотой росписью. Фото: Kirill Guzhvinsky

Этот кулон символ родства душ. Сделали его в ювелирном Доме Виктора Моисейкина, о котором я знала давно, но познакомилась и стала сотрудничать совсем недавно. Все, что делает Виктор, я считаю явлением в мире ювелирного искусства. Он постоянно ищет новые технологии и все, что он делает – штучное искусство. Живет и работает Моисейкин в России, но есть у него производство и в Японии. Виктор хорошо знает Юго-Восточную Азию и увлечен ее культурой. А эта подвеска одна из десяти сделанных из голубого опала с золотой росписью, который обрамлен золотой рамой. Все подвески с разным рисунком, который следует из линий натурального камня. Поначалу я не собиралась покупать подвеску для себя, но причудливый образ девушки в кимоно, которая стоит на ветру в развевающемся платье… я не смогла удержаться. Специально для этого кулона я заказала у модельера Наташи Малютиной целую коллекцию жабо и галстуков и меняю их, в зависимости от наряда.

CHAMOVSKIKH. Серьги и кольцо с серым жемчугом и рубинами. Фото: Kirill Guzhvinsky
10. Сет с жемчугом CHAMOVSKIKH

Эти серьги и кольцо с серым жемчугом и рубинами ювелирного Дома CHAMOVSKIKH я увидела на очередной выставке и поняла, что влюблена. Дочь была в шоке (смеется). Мама, куда ты будешь такое носить? В тот день я послушала Катю, но всю ночь не могла заснуть, мысленно примеряя комплект, а утром вернулась и купила его. Несмотря на то, что рубины положены мне по гороскопу, я никогда не любила их, но тут, в сочетании с этим стальным жемчугом яркого люстра, камни смотрятся великолепно. От них идет мощная энергия, и дочь уже поменяла свое мнение. Меня часто просят продать этот комплект, и я так иногда делала с другими украшениями, но тут уж извините, это мое!

Наверх