Now Reading
Ювелиры русских императоров

Ювелиры русских императоров

Среди ювелиров, работавших для русского императорского двора, самым известным был Карл Фаберже. Его знаменитые изделия можно увидеть во многих музеях. Но перед революцией он был не единственным мастером, работавшим для императоров. 

Ирина Осипова

Болин. Кружка
Фирма Болин

Столовое серебро – от Фаберже, тиары и прочие украшения – от Болин. Так собирали замуж великих княжон в русской императорской семье в конце XIX века. Поставщиком высочайшего двора фирма «Болин» остается до сих пор, только уже не русского, а шведского. В смутное революционное время компании повезло – их конкурент Карл Фаберже покидал Россию с одним саквояжем и тростью, а вот Василий Болин успел уехать из страны раньше. Собрав образцы продукции и эскизы, он собирался открывать филиал на одном из популярных европейских курортов. Но Первая мировая война спутала планы и возвращаясь домой через Стокгольм он договорился с местным банкиром об открытии ювелирного магазина, а на торжественную церемонию прибыл даже шведский король Густав V. Вскоре возвращаться Болину стало некуда, а шведские монархи до сих пор пользуются услугами компании. 

Драгоценности Болин славились чистотой камней, изяществом рисунка и тончайшей ювелирной работой. Одно из сохранившихся украшений – знаменитая Владимирская тиара – принадлежит сейчас английской королеве Елизавете II. Говорят, ее хотела надеть на свадьбу Меган Маркл, но королева не позволила. Изначально тиара была свадебным подарком для Марии Павловны, жены великого князя Владимира Александровича, младшего брата императора Александра III. Во время революции великой княгине удалось сбежать из страны вместе с драгоценностями, а ее дочь продала украшение бабушке Елизаветы II – королеве Марии. Кстати, Владимирскую тиару на королеве Марии можно увидеть в полнометражном фильме «Аббатство Даунтон» – для съемок была изготовлена точная копия.   

Фирма П.А. Овчинникова. Коробочка. Москва. 1888 г. Фото: Музеи Московского Кремля
Фирма П.А. Овчинникова

Одну из главных работ ювелирной фирмы Павла Овчинникова сейчас можно увидеть в Московском Кремле – в 1882 году мастера получили заказ на изготовление серебряного с золочением оклада для иконостаса Успенского собора. Изысканный, тщательно проработанный рисунок создает драгоценное обрамление для древних икон. 

Не только церковные, но и светские предметы, производившиеся на фабрике Овчинникова в Рогожской слободе, были выполнены в «русском стиле», чрезвычайно модном в конце XIX века. Талантливейший ювелир, Павел Овчинников родился крепостным, но получил вольную за свои способности к рисованию. Отличительной чертой его изделий – ковшей, братин, ларцов, сервизов, иконных окладов – было использование цветных эмалей, сложной и трудоемкой техники. На фабрике использовалась эмаль по скани – тонкой серебряной нитью выкладывался узор на поверхности предмета и заливался эмалью. Первыми среди российских ювелиров мастера Овчинникова начали использовать «витражную» эмаль, напоминающую о европейских готических соборах. Еще одна древняя техника, хорошо удававшаяся мастерам – чернь или ниелло. С ее помощью на предметах в деталях воссоздавались сложные изображения, например, виды Кремля.

Фирма И.П. Хлебникова. Пресс для промакивания бумаг. Санкт-Петербург, 1880-е гг. Фото: Музеи Московского Кремля
Фирма И.П. Хлебникова

Ближайшим конкурентом Овчинникова был Иван Хлебников. Он тоже работал в Кремле – отвечал за иконостас Благовещенского собора, а еще делал церковную утварь для Храма Христа Спасителя. Изделия фирмы были хорошо известны в Европе – Хлебников числился поставщиком нидерландского, датского, черногорского, сербского дворов. Он также предпочитал «русский стиль» и много работал с эмалью, но главной особенностью было умение с помощью гравировки и других приемов воспроизводить в серебре фактуру разных материалов — ткани, дерева, лыка. Одно из самых узнаваемых изделий фирмы Хлебникова – плетеная корзинка с наброшенной льняной салфеткой, причем на ее поверхности видны и плетение нитей, и бахрома, и тканый узор. Большую фантазию проявляли мастера Хлебникова в формах обычных предметов. Солонка повторяла древнерусский трон, чернильница – терем, самовар выполнялся в виде петуха в комплекте с чашками на курьих ножках. До сих пор популярным подарком у коллекционеров остаются серебряные рюмки, которые можно поставить на стол только перевернутыми – на дне у них вместо ножки скульптуры пляшущих крестьян.

Фирма Сазикова. Сервиз с византийскими орнаментами, сделанный к бракосочетанию великого князя Константина Николаевича. Москва, 1848 г. Продан на аукционе Sotheby’s за $1,8 млн. Фото: Sotheby’s
Фирма И.П. Сазикова

Одной из старейших ювелирных династий, наряду с Болином, были Сазиковы – обе фирмы был основаны в конце XVIII века и обе имели успех на международных выставках. Именно Игнатий Сазиков ввел в моду тот самый «русский стиль», который во 2-й половине XIX века подхватили и использовали многие ювелиры (а Хлебников в 1887 году даже купил фабрику и магазины фирмы после ее закрытия). Первым Сазиков стал использовать для бытовых предметов формы древнерусской посуды – братины, ковши, а также крестьянские мотивы в декоре. Он часто привлекал к сотрудничеству известных в XIX веке скульпторов и делал настольные украшения в виде серебряной скульптуры с крестьянами и тройкой лошадей по модели Евгения Лансере. Одним из крупных императорских заказов фирмы был сервиз с византийскими орнаментами, сделанный к бракосочетанию великого князя Константина Николаевича (младшего брата Александра II). При этом купить изделие Сазикова мог почти любой – фабрика производила много мелкой домашней утвари, вроде ложечек для соли, разного ценового уровня. 

Смотрите также

Фирма «Братья Грачевы». Набор из двенадцати именных офицерских чарок в виде серебряных фуражных ведер. Санкт-Петербург, 1893. Фото: Музей Фаберже
Фирма братьев Грачёвых 

Петербургская мастерская была основана в 1860-х годах ювелиром Гаврилой Грачевым, но к успеху ее привели его наследники – восемь сыновей. Трое управляли семейным бизнесом, остальные пятеро были пайщиками. Изделия фирмы быстро оценили и при дворе, и в Европе – Грачевы много участвовали в международных выставках и возвращались с медалями и премиями. А их магазин располагался на главной улице империи – Невском проспекте. Помимо «русского стиля», так популярного у других ювелиров, Грачевы много обращались к другим вариациям историзма – производили предметы в византийских формах, использовали образы готики, рококо, барокко и вошедшего в моду модерна. Особой популярностью среди изделий Грачевых пользовались хрустальные чаши, графины, флаконы, вазы для крюшона, оправленные в серебро с гравированным или рельефным рисунком. 

Иеремия Позье. Большая императорская корона. 1762 г. Фото: Музеи Московского Кремля
Иеремия Позье

В отличие от 2-й половины XIX века, на которую пришелся расцвет ювелирного искусства в России, в XVIII столетии мастеров, обеспечивавших императорский двор драгоценной утварью и украшениями, было меньше, и большинство из них были иностранцами. Самый известный среди них – швейцарец Иеремия Позье. В 1762 году он изготовил большую императорскую корону, в которой, начиная с Екатерины II, венчались на царство все русские императоры.

Корона составлена из двух полушарий – символ соединения Востока и Запада. На ее украшение ушло почти пять тысяч индийских бриллиантов общим весом 2858 карат, а венчает ее крупная шпинель. В этом изделии – все мастерство Иеремии Позье. Как никто он умел огранять драгоценные камни, особенно алмазы, придавая им нужный блеск и игру граней. За это его и любили русские императрицы – за четверть века Позье успел поработать при трех: Анне Иоанновне, Елизавете Петровне и Екатерине II. В своей мастерской он делал драгоценные броши и шпильки для высоких дамских причесок, украшал бриллиантами обувные пряжки и табакерки. И в то же время стал одним из первых мастеров бижутерии – когда к Позье приходили не слишком состоятельные заказчики, он не отказывал им, а заменял драгоценные камни граненым стеклом с подложкой из цветной фольги, создавая полную иллюзию настоящих драгоценностей.

Наверх