Now Reading
Hako Hamhov: украшения как компенсация живописи

Hako Hamhov: украшения как компенсация живописи

Hako HamHov – московский нишевый ювелирный бренд, за которым стоит художник-ювелир Акоп Овсепян. В мастерской Hako HamHov создают как уникальные драгоценности «под заказ», которые можно отнести к Haute Joaillerie, так и тиражные коллекции fine jewerly и коллекции украшений из серебра. Но все изделия марки отличает особый характер. Мы поговорили с Акопом о разных направлениях его ювелирного творчества.

Вы начинали как художник, а стали ювелиром. Как это произошло?

Да, по образованию я живописец, учился в Художественном институте в Ереване и ювелирным искусством тогда даже не интересовался. По окончании в 2002 году решил переехать в Москву. Мне было 22. Буквально – собрал все свои картины, которые считал достойными, и поехал. Тут начал мотаться по галереям, показывать работы, но быстро понял, что не так все просто.  

hako hamhov, Hako Hamhov: украшения как компенсация живописи
Акоп Овсепян, основатель ювелирного бренда Hako HamHov

Из моих друзей в Москве тогда жил только Ичиен (сегодня – ювелир, создатель дома Ichien, – прим. ред.), который также учился на художника в Суриковском институте. В те годы он только начинал делать какие-то восковки – у него была связь с ювелирным производством. И мы вместе нашли работу в ювелирной фирме «Аскор». Я тогда начал заниматься горячей эмалью, финифть рисовал, маленькие картины… Вот с этого все и началось.

Какой продукцией вы занимались?

Самой разной. Были и иконы, и настольные украшения, и ювелирные изделия. Там я проработал три года эмальером, а потом постепенно начал делать какие-то собственные эскизы и вещи из золота и серебра. Помню свою самую первую работу – подвеска в форме золотого листа с божьей коровкой с горячей эмалью. Уникальная произведение, полностью сделанное вручную. Она до сих пор в коллекции жены владельца «Аскора». 

hako hamhov, Hako Hamhov: украшения как компенсация живописи
Hako HamHov. Кольцо Trio. Белое золото, красный турмалин, бриллианты, изумруды, рубины

Уже там потихоньку у меня начали появляться свои собственные заказы на украшения. Я арендовал место в одной мастерской и начал работать уже на себя.

То есть после вашей первой подвески-листа заказы формировались в режиме «сарафанного радио»?

Да. А первая моя персональная мастерская – вот эта, где мы с вами находимся. Я открыл ее в 2018 году, зарегистрировался как юрлицо, начал процесс регистрации своего первого бренда – он назывался Hākko. Правда, мне сказали, что есть очень схожий по звучанию и даже по зарегистрированным позициям немецкий бренд, поэтому от этого имени пришлось отказаться… 

Вы под этим брендом проработали какое-то время, верно?

Совсем немного. Оно не было зарегистрировано, просто была визуализация логотипа.

hako hamhov, Hako Hamhov: украшения как компенсация живописи
Hako HamHov. Кольцо DOLCE VITA. Белое золото, кахолонги, бриллианты, танзанит
 
А что оно означало?

Просто часть моего имени в латинском написании. Для звучности лишь одну «к» добавил… А когда от этого названия пришлось отойти, долго думал над новым, и через два-три месяца оно сложилось в Hako HamHov. Hako – это я, Ham – это Гамлет, мой отец. Ну а Hov – от написания нашей  фамилии. То есть фактически это инициалы.

Похоже на некий шифр…

Просто так сложилось, что с латинской «H» начинаются сразу все важные для меня имена – мои собственные имя и фамилия, имена отца, брата и моего сына. Поэтому заглавные «H» показались мне интересными, преемственными, ну и интригующими для тех, кто будет интересоваться происхождением названия бренда в будущем.

Когда формировалось имя бренда Hākko, вы делали коллекции исключительно из серебра?

Это не совсем так. Когда я начал делать серебряные украшения, я уже работал с клиентами, которые заказывали изделия из золота. Потому что, если бы не было того, не было бы и другого. Это все взаимосвязано. Я всегда работал с золотом, потому что чтобы зарабатывать на серебре, тебе нужно сделать очень много и очень много продать. В моем случае это не представляется возможным: эти вещи своеобразные, они не для массового покупателя. 

hako hamhov, Hako Hamhov: украшения как компенсация живописи
Hako HamHov. Серебряные кольца «4 стихии»

Есть и другой фактор, почему я не хочу заниматься серебром – чтобы было что вкладывать в развитие, нужно продавать дорогие украшения.

А тогда просто был такой период – хотелось сделать что-то интересное, и выбор пал на серебро. Я тогда сделал две коллекции. Металл недорогой, можно было делать много вариаций. И потом, есть изделия, которые выигрышно смотрятся исключительно в серебре.

hako hamhov, Hako Hamhov: украшения как компенсация живописи
Hako HamHov. Кольца XV с гранатом и шпинелью (справа). Серебро 925 пробы со вставками граната (или шпинели) и чёрной глянцевой кожей. Чёрное родирование
Почему так происходит?

Это сложно объяснить… Есть линии, которые диктуют правила. Я просто не вижу эти изделия, изготовленными из золота. Это, возможно, вопрос восприятия цвета мной как художником – такой дизайн должен быть серых и серебристых оттенков, а не золотистых.

Заказчики вообще влияют на ваш стиль?

Все клиенты, с которыми я работал над дорогими украшениями, соглашались с моими предложениями. Ведь если тебе не нравится то, что ты делаешь, вообще бессмысленно этим заниматься.

Сегодня я создаю в том числе украшения и, как говорят, по велению души, просто то, что мне нравится – рисую эскизы, воплощаю их в жизнь и продаю.  

hako hamhov, Hako Hamhov: украшения как компенсация живописи
Hako HamHov. Серьги INFINITY GAME. Белое золото, бриллианты, белые сапфиры, бирюза
Сегодня продолжаете работать индивидуально с заказчиками или вновь выпускаете коллекции? 

Практически все вещи у меня уникальные. Вот только сейчас решил выпустить две коллекции, не очень дорогие, в них будут тиражные вещи.

Тираж – это сколько? 

Столько, сколько люди будут покупать. Чем больше покупают, тем лучше. Cartier и другие дома до сих пор делают коллекции, которые были созданы полвека назад. Это нормально. Если коллекции не будут так жить, будет сложно, потому что они чаще всего поддерживают тебя на плаву.

Как создаются коллекции, какой цикл? 

В любом случае сначала должна быть идея, без этого никак. Далее уже сама жизнь и природа помогают, дают вдохновение. Коллекция, над которой сейчас работаю, называется Spring of Love. Форма ее родилась во время пандемии – я много эскизов нарисовал. Когда смотрю на украшения из нее, у меня возникает ощущение любви, радости и теплоты из-за формы и именно этой цветовой гаммы с плавными переходами с участием бриллиантов, рубинов, сапфиров и изумрудов. 

В коллекцию будут включены две подвески, два вида браслетов, кольцо и два вида серег.

Названия украшениям или коллекциям, как правило, придумываю в финале, отталкиваясь от уже готового образа.

Смотрите также
Ориентал Вэй, «Ориентал Вэй»: «Белый нефрит сам диктует, кем он хочет стать»
Сейчас вы работаете с командой?

Да.

Как строится производственный процесс?

Приходит заявка, я рисую эскиз, он согласовывается с клиентом, и начинается работа – делается литье, ручная обработка, сборка… Какие-то вещи я делаю исключительно сам, какие-то – командой. Некоторые элементы процесса отдаем на аутсорсинг. Например, 3D-моделирование. В среднем в создании изделия заняты три человека. 

Вы упомянули, что коллекция недорогая. Какой порядок цен?

Например, самая простая подвеска с цепочкой стоит 127 тысяч рублей, кольцо – 146 тысяч. 

Все ваши уникальные произведения, включая те, что делаете не на заказ, созданы по канонам haute joaillerie – они сложносочиненные, техничные, с особыми сетами камней. Почему решили работать именно в этой области?  

Просто мне это нравится. Своего рода компенсация живописи. Не могу сказать, что ювелирное искусство хуже, но есть свои «но». Я ведь все-таки художник, и надо делать такие украшения, чтобы не стыдно было называть себя художником. В живописи нет ограничений, там полнейшая свобода действий. В ювелирке, в принципе, тоже нет, но надо учитывать какие-то технические моменты, вес украшений и другие нюансы. 

Какая на сегодняшний день ваша самая сложная работа?

Это кольцо Crystal Vision, очень сложное в сборке, в технической части. На самой шинке в нем стеклянные вставки из топаза, прозрачные, за ними ничего нет. Вмонтировать туда топаз очень трудно – понадобилась огромная концентрация и усилия, несколько раз даже сломал эту деталь. Также тут большой красный турмалин, рубины, бриллианты…

hako hamhov, Hako Hamhov: украшения как компенсация живописи
Hako HamHov. Кольцо Crystal Vision. Белое золото, красный турмалин, бриллианты, рубины
Самая сложная, значит, самая дорогая?

Нет, не всегда. Это кольцо стоит 1,15 млн рублей. А самое дорогое изделие у меня стоило около 3 млн, это был браслет, и там участвовали более роскошные камни.

Художественное прошлое вообще помогает в работе?

Не то что помогает, это основной двигатель!

Должен ли ювелир быть обязательно художником? Или это все-таки ремесло?

Я не представляю, чтобы хороший ювелир не умел рисовать. Ты же должен дизайн создавать, а без этого навыка здесь никак.

Многие ювелиры сегодня пытаются зайти со своей продукцией на «мужскую сторону». Что вы думаете об украшениях для мужчин?

Пока что я хочу делать украшения только для женщин. Сорри, ребята (смеется)!

А с мужчинами можно поработать в других направлениях. Например, думаю поработать с часами. Можно делать кеды, одежду – я это тоже люблю, мечтаю в какой-то момент начать заниматься дизайном такого рода вещей.

© 2022 Частная Коллекция

Наверх