Now Reading
Защитный актив: стоит ли инвестировать в драгоценности?

Защитный актив: стоит ли инвестировать в драгоценности?

Feature Image Invest

Стоит ли рассматривать ювелирные украшения в качестве инвестиций?

Надя Куприна

По данным консалтинговой компании McKinsey, оборот мирового рынка ювелирных украшений в 2020 году составит $300 млрд. Эксперты уверены: нестабильная ситуация в макроэкономике, вызванная пандемией, подстегивает интерес к надежным инвестициям, в числе которых всегда рассматривались антиквариат и драгоценности.

Другой лидер финансовой аналитики, компания Knight Frank, анализируя развитие рынка за последние 10 лет, приводит впечатляющие цифры. По данным экспертов, с начала 2000-х ювелирные изделия выросли в цене более чем на 100%. Временная вилка оправдана: драгоценности рассматриваются как долгосрочная инвестиция. В отделении арт-банкинга Газпромбанка говорят, что такое вложение начнет окупаться минимум через пять-семь лет, но лучше дать покупке все 20-30 лет. Неслучайно украшения становятся весомой частью наследства, порой не менее значимой, чем недвижимость или именные счета.

Инвестиции в драгоценности, Защитный актив: стоит ли инвестировать в драгоценности?
Пурпурные бриллианты с месторождения Аргайл в Австралии. Фото: The Butterfly Mark/Positive Luxury

Что растет в цене? Прежде всего драгоценные металлы, которые идут на оправу, и так называемые ювелирные вставки. Под ними понимают главным образом драгоценные камни. Так, если в прошлом году тройская унция золота (мера веса, равная 31 грамму) стоила $1300, то в этом году цифра уже приближается к $2000, и эксперты уверены, что это не предел. Платиноиды (из ювелирных металлов – платина) также стабильно растут в цене. Дело не только в таком факторе, как экономический спад на фоне эпидемии коронавируса, но в целом в развитии промышленности. Рост цен на серебро обусловлен тем, что его начали использовать для высокотехнологичного оборудования, внедрение которого ширится год от года.

Бытует мнение, что если вкладывать в золото, то стоит присматриваться к золотым слиткам. Однако тут может подстерегать опасность: например, несколько лет назад в Китае запретили хождение золота в слитках. Теперь обналичить такой актив затруднительно. Маловероятно, что так однажды «обнулят» люкс.

Инвестиции в драгоценности, Защитный актив: стоит ли инвестировать в драгоценности?
Единственное месторождение танзанита находится на севере Танзании, неподалеку от склонов Килиманджаро. Фото: Tanzanite International
Драгоценные камни

Стабильно положительную динамику демонстрируют драгоценные камни, особенно цветные бриллианты. Рост цен на них ежегодно составляет 6-12%. Дорожают голубые, розовые и желтые бриллианты. Эксперты советуют присматриваться к камням хороших характеристик и с безупречным провенансом, ориентируясь на вес от одного карата. Так, самой перспективной инвестицией называют розовые бриллианты, в связи с тем, что, по прогнозам добычи, самое крупное месторождение (Аргайл в Австралии), поставляющее на рынок до 90% этих камней, будет выбрано к концу 2020 года. Взлет цен на рубины также обусловлен тем, что их скоро перестанут добывать. Однако вместо пусть даже рубина, но плохого качества стоит купить сейчас более дешевый, но зато более качественный камень. Например, аквамарин или танзанит. В дальней перспективе эта инвестиция окупится сторицей.

Инвестиции в драгоценности, Защитный актив: стоит ли инвестировать в драгоценности?
Элизабет Тейлор. Фото: Christie’s

Оценщиков интересуют прежде всего металл и камни. Поэтому важно, чтобы на изделии стояла проба. Скажем, золото высшей пробы маркируется 585-й и 750-й пробой (цифра показывает процент содержания металла в сплаве, в случае с 585-й, например, это 58,5% чистого золота). Ломбарды принимают изделие на вес, и, что называется, в лом, поэтому его цена, как правило, оказывается в половину меньше изначальной. Существенно поднять ее может авторство: если украшение выпущено известным ювелирным брендом или мастером, а также провенанс, если вещь принадлежала знаменитости.

Коллекции

Так, одной из самых успешных ювелирных продаж в истории мирового аукционного дела стала коллекция украшений, принадлежавшая Элизабет Тейлор. Она, безусловно, включала немало подлинных шедевров, но ключевую роль в ценообразовании все же сыграла личность самой владелицы. Похожая история произошла с коллекцией драгоценностей княгини Виндзорской, фанатично коллекционировавшей украшения. Она многое заказывала крупным ювелирным домам (Cartier, Van Cleef & Arpels, Boucheron и др.). Эти изделия существовали в единственном экземпляре и в привязке к личности хозяйки в итоге оказались практически бесценными.

Смотрите также
Пандемия и ювелирный рынок, Пандемия и ювелирный рынок: как меняется спрос на драгоценности во время кризиса?
Инвестиции в драгоценности, Защитный актив: стоит ли инвестировать в драгоценности?
Княгиня Виндзорская. Фото: Sotheby’s
Ар-деко и эпоха mid-century

Анализ аукционных торгов показывает, что неизменным спросом пользуются ювелирные украшения ар-деко и эпохи mid-century (1950-1970-е). Неизменные ценовые хайлайты – пусть самые лаконичные, но это украшения с крупными камнями безупречных характеристик. Скачок в цене сразу дает имя ювелира. Так, произведения Verdura, Дэвида Уэбба, Жана Шлюмберже или Сюзанн Бельперрон демонстрируют на порядок большую стоимость, чем украшения той же эпохи, но no name. Однако в случае, скажем, с модной Бельперрон стоит запастись проверенными рекомендациями, ведь ювелир не имела обыкновения подписывать свои изделия. И хотя она работала в характерной манере, которую легко опознать («парящие» вставки камней на полудрагоценной основе, например, из горного хрусталя) и крайне сложно достойно повторить, риск пропустить подделку все же весьма велик.

Инвестиции в драгоценности, Защитный актив: стоит ли инвестировать в драгоценности?
Кольцо с бриллиантом и брошь JAR. Фото: Christie’s
Авторская работа

Консультанты уверены: гарантией авторства служит покупка напрямую у ювелира. Заказчики часто обращаются к мастерам, принося свои камни. Ювелир создаст для них уникальное изделие, и сама работа в этом случае станет частью добавочной стоимости изделия. Многие ювелиры работают в формате закрытых ателье, выпуская не более 100 украшений в год. Так, самый известный пример в истории настоящего дня – ателье француза Жоэля Артура Розенталя, известного как JAR. Его штучные, оригинальные украшения в тех редких случаях, когда владельцы готовы с ними расстаться, неизменно становятся топ-лотами аукционов.

Инвестиции в драгоценности, Защитный актив: стоит ли инвестировать в драгоценности?
Настольное украшение «Корзина с ландышами». Санкт-Петербург, 1895-1898. Фирма Фаберже, мастер Михаил Перхин. Фото: Музей Фаберже
Фаберже

Самым перспективным вложением в русское ювелирное искусство многие годы остаются изделия фирмы «Фаберже». Имя ювелира хорошо известно на Западе, и коллекционируют его не только в России. Так, легендарной стала коллекция Малкольма Форбса, полностью выкупленная еще до начала аукционных торгов Виктором Вексельбергом (она легла в основу Музея Фаберже в Санкт-Петербурге). Форбс вспоминал, что начал собирать «Фаберже» еще в 1960-х, купив однажды золотой портсигар с формулировкой «Просто понравился». Клеймо «Фаберже» сразу удесятеряет цену на изделие.

Интересно, что это происходит даже с тиражными вещами, а уникальная работа ведущих мастеров фирмы (например, Михаила Перхина) демонстрирует и вовсе запредельные бюджеты. Большинство изделий – с европейским провенансом, ведь их брали с собой (кстати, как раз как ликвидные активы) в эмиграцию. Что-то продавали уже при Советском Союзе. Так, лондонские галеристы A La Vieille Russie, многие годы торгующие произведениями «Фаберже», показывают счета советских лет, где камнерезные фигурки «Фаберже» идут по цене два доллара за штуку, а цветочные композиции из полудрагоценных камней – по три-пять долларов. Вот лишь малая часть динамики цен: уже в 1960-х годах те же фигурки стоили $500-800.

© 2021 Частная Коллекция

Наверх