Now Reading
 Бестиарий Жана Шлюмберже

 Бестиарий Жана Шлюмберже

Один из ключевых ювелиров Tiffany & Co., Жан Шлюмберже поэтизировал флору и фауну в сюрреалистическом ключе. Так выразительно, что его творческое наследие до сих пор активно эксплуатируется ювелирным гигантом.

Марина Волкова

Совершенно обычная семья эльзасских фабрикантов Шлюмберже дала миру сразу нескольких выдающихся людей науки и искусства. Старший сын Даниэль Шлюмберже стал известным археологом, специалистом по эллинистическому Востоку (много копал в Сирии и Афганистане). А младший, Жан-Мишель, отринув стезю банкира, – культовым ювелирным дизайнером. 

Жан Шлюмберже,  Бестиарий Жана Шлюмберже
Жан Шлюмберже для Tiffany & Co. Брошь «Морской конек». Фото: Christie’s

Он начинал в Париже: искал околоювелирную ветошь на барахолках и мастерил необычные украшения. Вращался в богемной среде, обрастал знакомствами. Его серьги со вставками из мейсенского фарфора (трофей с развалов) обращают на себя внимание модельера Эльзы Скиапарелли, и она предлагает молодому таланту, как бы мы сказали сегодня, коллаборацию. Несколько лет Шлюмберже разрабатывает аксессуары для броских, эпатажных нарядов Скиапарелли. Она как раз в зените славы, и лучшего пропуска в мир моды нельзя и пожелать. 

Жан Шлюмберже,  Бестиарий Жана Шлюмберже
Жан Шлюмберже. Фото: Tiffany & Co.

Свободное плавание Шлюмберже началось бы раньше, если б не война. Дизайнер уходит на фронт: Дюнкерк, освободительная кампания, Восток. Комиссовавшись, он возвращается к творчеству. Сначала, правда, создаёт одежду – и уже за океаном. Шлюмберже решил попытать удачи в Америке, где всегда было больше и денег, и возможностей. В 1950-х на паях с другом детства и племянником легендарного кутюрье Поля Пуаре,  он открывает своё ателье. Быстро обрастает заказчицами. Его украшения уже охотно носят светские львицы. Наконец, в 1956 году восходящую звезду приглашают в Tiffany & Co. – с прекрасной подъёмной базой (своя студия, пост вице-президента, но главное – уникальные камни и металлы) и полной свободой действий. 

Жан Шлюмберже,  Бестиарий Жана Шлюмберже
 Жан Шлюмберже для Tiffany & Co. Брошь «Слон». Платина, золото, бриллианты, горный хрусталь, бирюза, изумруды. Фото: Tiffany & Co.

С Tiffany & Co. дизайнер сотрудничал до 1970 года (Шлюмберже умер в 1987-м, но последние годы жизни работал мало). Все его коллекции подписные. Имя Шлюмберже – само по себе бренд, и марка с удовольствием его использует. Украшения Шлюмберже не только продолжают выпускаться уже полувека (и не терять своей актуальности!), но и постоянно переосмысляются креативным департаментом ювелирной империи. Легендарные вещи выходят в новых цветовых комбинациях, с другими камнями. Из архивов регулярно достают наброски, эскизы и воплощают в жизнь украшения, несостоявшиеся при мастере. Наконец, каждый новый арт-директор Tiffany & Co. как дело чести создаёт серию украшений или полноценную коллекцию-оммаж творчеству Шлюмберже. Так, фирменный каталог высокого ювелирного искусства Tiffany & Co. Blue Book этого года полностью посвящён наследию дизайнера, увиденному глазами нового  креативного директора компании Натали Вердей.

Жан Шлюмберже,  Бестиарий Жана Шлюмберже
Tiffany & Co. Blue Book 2023. Работа дизайнера Натали Вердей по мотивам творчества Жанна Шлюмберже

Во многих украшениях-2023 есть образ анемона, воплощённый в кинетическом формате. Сложная инженерия украшения предполагает, что бриллиантовые «щупальца» актинии приходят в движение, стоит лишь их коснуться. Этот мотив движения, динамики, живой, нестатичной природы – творческое кредо Шлюмберже, обозначенное однажды самим дизайнером. Считается, что именно он создал ювелирную флору и фауну новой эпохи. Отправив в учебники и музеи стилизованные образы XIX столетия в стиле ботанических атласов. Середина ХХ века – динамичное, яркое время, и Шлюмберже понимает природу не как ботаник, но как художник. Фантазирующий, концептуальный, часто ироничный. 

Смотрите также
Вердура Verdura ювелир, Фулько ди Вердура – главный ювелир середины ХХ века
Жан Шлюмберже,  Бестиарий Жана Шлюмберже
Жан Шлюмберже для Tiffany & Co. «Горшок с цветком». 1960. Аметисты, изумруды, бриллианты, гранаты, терракота, золото. Фото: Katherine Wetzel © Virginia Museum of Fine Arts

Например, брошь «Птичка на камне» для Tiffany & Co. Дизайнеру давали карт-бланш, и в поисках своих образов он много путешествовал. «Птичка» – это какаду, увиденный им на экзотических островах. Бриллиантовую фигурку с золотым хохолком он водружает на великолепный камень. Вариаций исполнения было множество, включая легендарный жёлтый бриллиант Тиффани, символ фирмы и, пожалуй, самый известный жёлтый бриллиант в мире. Почти 130 карат, идеальный кушон на 90 граней. И вдруг – его венчает почти мультяшная фигурка. 

Жан Шлюмберже,  Бестиарий Жана Шлюмберже
Жан Шлюмберже для Tiffany & Co. Брошь «Птичка на камне» в вариации с розовым бриллиантом. Фото: Tiffany & Co.

Природа Шлюмберже дикая, неприручённая. У его роз есть шипы. Он любит асимметрию и «эффект замедленной съёмки», когда детали колье – это разные стадии жизни цветка: от бутона до розана. Дизайнер жонглирует материалами, скрещивая в одном украшении драгоценные и поделочные камни (например, бриллианты и бирюзу). Казалось бы, зачем. На мощностях такого бриллиантового гиганта, как Tiffany & Co. Но ему нравилось как раз несовершенство, нравилось играть на контрасте идеальной огранки и естественных форм. Так украшения становились живыми. 

Жан Шлюмберже,  Бестиарий Жана Шлюмберже
Брошь Дианы Вриланд авторства Шлюмберже. Trophee de vaillance. 1941. Бриллианты, аметисты, рубины, платина, золото, эмаль. Фото: Tiffany & Co.

Фирменные вещи Шлюмберже – драгоценности в виде морских звёзд, коньков, раковин и разноцветных рыбок, а также браслеты с яркой эмалью в золоте (любимый аксессуар первой леди Жаклин Кеннеди) и украшения с переплетёнными верёвками и кистями. В юности дизайнер оказался в кругу сюрреалистов. И флёр сюрреализма в его, казалось бы, следующих природе произведениях несомненен. Порождение фантазии, часто едва ли не фантасмагории, его украшения – это мини-скульптуры и арт-объекты, живущие по своим законам. Неслучайно одна из его главных поклонниц (а у Шлюмберже был предствительный фанклуб, включавший Элизаберт Тейлор, Джеки Кеннеди, Одри Хёпберн), легендарная главред американского Vogue Диана Вриланд говорила, что это не он фантазёр, а сам мир – фантазия. Шлюмберже же более чем реалист, просто тонко чувствующий эту, подлинную и фантастическую, красоту мира.

© 2023 Частная Коллекция

Наверх