Now Reading
SARKISSIAN: «Мы прославляем имя российских ювелирных компаний, имея армянские корни»

SARKISSIAN: «Мы прославляем имя российских ювелирных компаний, имея армянские корни»

Ювелирный дом SARKISSIAN работает по трем направлениям: это авторские украшения из серебра с этническими мотивами, коллекции fine jewelry и эксклюзивные изделия high jewelry. О планах развития, масштабировании бизнеса и уникальных драгоценных камнях «Частной коллекции» рассказал Гайк Агабекян, управляющий директор компании.

Гайк Агабекян, управляющий директор Ювелирного дома SARKISSIAN
Каковы этапы становления дома SARKISSIAN?

Мы считаем датой основания 1994 год, когда моя мама Забела Саркисян решила реализовать свои предпринимательские способности в ювелирном бизнесе. Началось все спонтанно после переезда из Еревана в Москву ей хотелось какой-то деятельности. Наукой а она физик тогда уже не занималась, но амбиции с ролью домохозяйки не уживались. И мама начала привозить и продавать серебряные изделия армянских ювелиров. У нее был круг знакомых мастеров, с которыми она, кстати, сотрудничает по сей день. 

К окончанию института, примерно двенадцать лет назад, у меня было твердое желание создать собственную ювелирную мастерскую и делать уникальные вещи из драгоценных металлов и камней. Для получения высококачественных украшений мы приобрели 3D-станок тогда были одни из немногих, кто решался инвестировать в него, и открыли в центре Еревана небольшое ателье. К производственной части постепенно приобщился мой отец, и тогда мы начали также делать и собственные авторские серебряные украшения. 

Сегодня у нас полноценное производство в Ереване, а через год планируем его еще больше расширить уже занимаемся ремонтом нового большого пространства, где будет сосредоточено всё: и мастерские, и офисы, и шоу-рум.

SARKISSIAN. Колье с изумрудом
Значит ли это, что из нишевого бренда, который производит уникальные вещи, вы хотите попробовать себя и в масс-маркете?

Нет. Ничего плохого в масс-маркете нет, но это другой бизнес. Мы будем продолжать развиваться в области high jewelry и авторского взгляда на украшения. Это наша сильная сторона, и это должно сохраняться неизменным, однако мы хотим, чтобы масштабы этого бизнеса изменились. У нас есть планы развития, в том числе международного. Мы хотим создать успешную международную ювелирную компанию, основанную в России, в Москве.

Кольцо с сапфирами из гарнитура «Геометрия». I место ювелирной выставки JUNWEX в Санкт-Петербурге (2021). Фото: SARKISSIAN
Вы участвуете во многих ювелирных выставках в России. А опыт зарубежных был?

За границу на выставки мы регулярно ездим, но пока в качестве посетителей. Это помогает понимать, в каком направлении надо развиваться. Но амбиции выйти на международный рынок есть, как и уверенность что мы и там будем успешны. Мы ничем не уступаем по качеству украшений большинству ювелирных компаний мира. Кстати, в феврале наше украшение заняло первое место в одной из номинаций в рамках ювелирной выставки JUNWEX в Санкт-Петербурге.

Поздравляем! Что это за работа?

Это гарнитур «Геометрия» кольцо и серьги в форме шестигранника с природными сапфирами, моего дизайна. 

Серьги с сапфирами из гарнитура «Геометрия». I место ювелирной выставки JUNWEX в Санкт-Петербурге (2021). Фото: SARKISSIAN
Сейчас у вас три основных направления – серебряная этника, fine jewelry и high jewelry, так?

Так. Только то, что вы называете этникой, мы называем авторскими украшениями. Собственно, с этого начинался Дом, и мы продолжаем ими заниматься.

В сегменте fine jewelry выпускаем в основном изделия с бесцветными бриллиантами.

То есть в этом сегменте есть некий тираж?

Мы никогда не ограничивали тираж, никогда не ставили себе цель делать, например, максимум, 500 единиц. Но так как у нас все-таки производство небольшое, естественным образом вещи массовыми не становятся. 

В high jewelry, соответственно, все иначе каждое украшение делается под определенный камень, и оно уникально. 

В области high jewelry как у вас строится производственный процесс?

Может строиться с двух сторон. Во-первых, он может идти от идеи, которая аккумулируется во мне как в художнике. Исходя из этого, я начинаю делать эскизы, искать подходящие камни. 

А бывает наоборот: есть какой-то фантастически красивый камень, и уже вокруг него развиваются дизайнерские идеи. Недавно вот, например, попался очень редкий роскошный уральский изумруд. Я его сразу предложил клиенту, и он, доверяя моему мнению, согласился купить, даже не взглянув на него. Мы и сами тогда еще не знали, участником какого изделия станет этот камень. За короткий срок придумали и сделали клиенту предложение, ему понравилось, и через некоторое время появилось колье.

Для high jewelry дизайн разрабатываете лично вы?

Да, как и для золотых изделий fine jewelry. Производством серебряных украшений продолжает заниматься моя мама. У нас такое естественное разделение, потому что все охватить невозможно. 

Уникальные украшения производите там же, в мастерской в Ереване?

Да. В нашей команде мастера, которые работают с нами много лет, некоторые еще с тех времен, когда у нас не было собственной мастерской. Эскизы и наброски я делаю здесь, в Москве, а затем пересылаю их дизайнеру и ювелирам в Ереван. 

SARKISSIAN. Колье с бриллиантами и изумрудом
Какие камни и откуда используете?

Со всего мира. Это зависит от случая. Мы используем бриллианты, которые имеют международные сертификаты. Что касается географии происхождения бесцветных бриллиантов, то для нас этот фактор не является определяющим. В силу уже сложившихся наших логистических особенностей, мы ищем в первую очередь то, что экономически выгодно приобретать. И к сожалению, это не всегда российские камни. Однако у некоторых цветных камней происхождение имеет большое значение, которое влияет на его ценность, редкость. Есть легендарные месторождения, камни из которых являются предметом охоты всех знатоков драгоценных камней. У нас есть разные поставщики, в том числе и те, что поставляют камни для лучших ювелирных домов мира. Это что касается high jewelry.

Для серебряных украшений используем много российских камней, порядка 80%. Это самоцветы, бериллы, яшма, аквамарины, забайкальские турмалины, много минералов с Кольского полуострова, казахстанские хризопразы.

Выпускаете high jewelry единичными вещами или коллекциями? 

Это все-таки единичные вещи. Потому что при совмещении функций дизайнера и менеджера нет времени на глубокую проработку цельной коллекции. У нас каждое украшение – это такая искра, вдохновение. Я надеюсь, что через год-два у меня будет больше возможностей заниматься креативной составляющей, и тогда я, вероятно, вернусь к тем украшениям, которые мы делали, и буду думать, как развивать их в коллекции.

А что чаще происходит – покупки в вашем бутике или изделия под заказ?

Чаще покупки в бутике. Но с экономической точки зрения, наверное, это сопоставимые вещи, потому что обычно изделия под заказ – это дорогие вещи, которые имеют большой бюджет. И более того, делать украшения под заказ – это наша сильная сторона, за это, в том числе, нас клиенты ценят. Мы не можем пренебрегать этой услугой, особенно если запрос исходит со стороны клиента.

Смотрите также

Как вы себя позиционируете: как армянский или российский бренд?

Компания наша основана все-таки в Москве. Мы развивались и укреплялись благодаря тому, что работаем в России. И то, что в ряде украшений есть выраженный армянский стиль, очень естественным образом вписывается в то, что мы российская компания наша база находится в Москве. И мне кажется, что мы можем прославлять имя российских ювелирных компаний, при этом имея армянские корни.

Армянские корни у вас прослеживаются в коллекции серебра. А возможны ли и будут ли такие мотивы в вашем собрании high jewelry? Кажется, все, что вы делаете сейчас, имеет вполне классический дизайн.

Интеграция этнических мотивов, конечно, возможна, но видимо для нас еще не настало время. Есть компании, которые это успешно делают, например некоторые великие швейцарские и французские ювелирные дома. Но такие вещи имеют намного более сложное восприятие в утилитарном смысле. 

У меня, как у дизайнера, пока не было порыва создать ярко выраженные этнические украшения. У нас действительно вполне европейский дизайн, в лучших традициях европейских ювелирных компаний. Не учитывать этот багаж в создании своих украшений неразумно, однако мы стараемся, чтобы даже в классическом дизайне наш почерк и подход к работе выделял наши украшения. Он заключается в уравновешенном дизайне и во внимании к деталям, к качеству.

SARKISSIAN. Серьги с желтыми бриллиантами формы кушон
Расскажите, пожалуйста, о вашей последней коллекции с желтыми бриллиантами. 

Цветные камни вообще, и бриллианты в частности, меня, как художника, всегда привлекали своей сложностью. У них разные оттенки, разная насыщенность цвета. И мне всегда хотелось создать коллекцию из желтых бриллиантов Fancy Yellow Diamonds. Когда появилась возможность, мы их купили. 

Дизайн прорабатывали в классическом направлении, потому что украшения получаются недешевыми и подразумевают, что их можно передавать из поколения в поколение. 

Ну, и еще так совпало мы не подгадывали специально, что в этом году Pantone выбрал цветом года именно желтый. Поэтому мы думаем, что наша коллекция будет востребована.

SARKISSIAN. Кольцо с желтым бриллиантом формы кушон
У вас лично есть любимый камень?

Искренне говорю, что меня вдохновляют самые разные камни! Очень нравятся благородные рубины: их красный цвет для меня, как человека эмоционального, очень близок. Но не могу оставаться равнодушным и к многоцветным опалам, и к глубокому неоново-голубому цвету турмалина параиба, и к насыщенному зеленому изумруду, и к вельветово-синему сапфиру. 

Не могу не спросить, как вы относитесь к набирающим популярность искусственно выращенным камням?

Это уже часть нашей жизни. Но мы их принципиально не используем. Они предназначены для другого сегмента украшений, и он не пересекается с нашим. Принципиальное отличие, даже если отбросить эзотерические аспекты один камень создан природой, он неповторим, а другой можно воссоздать.

Мы очень любим свои украшения, и считаем, что они достойны быть обрамлением именно природных камней.

Наверх