Now Reading
Современные артефакты Софии Забродиной

Современные артефакты Софии Забродиной

София Забродина работает с нестандартными материалами, которые часто наталкивают её на создание необычных украшений. Хотя это даже не столько украшения, сколько художественные миниатюры, живые и очень эмоциональные. 

Как всё для вас началось?

София Забродина интервью, Современные артефакты Софии Забродиной
София Забродина

– Я с детства что-то создавала, творила. Но я росла в маленьком городе, у нас не было художественной школы, поэтому учиться мне пришлось с нуля. Сначала в училище, на декоративно-прикладном направлении. Потом в Петербурге: на специальности «художник по металлу» уже в институте. Мне очень повезло с педагогами. Они меня взрастили, направили и показали, как нужно воспринимать свою работу, что стоит посмотреть, куда двигаться. Благодаря им я натвердо запомнила, что художник должен, обязан постоянно быть в поиске. Заканчивая институт, я начала работать в ювелирном доме (занималась моделями для камнерезных произведений). И так проработала 15 лет. 

София Забродина интервью, Современные артефакты Софии Забродиной

А затем ушли в свободное плавание?

– Да, последние два года я работаю уже самостоятельно. И по сути дела от собственно ювелирных украшений я отошла. В силу ряда причин: «ювелирка» – это затраты, другая законодательная база. А самое важное: по большому счёту ювелирное перестало меня интересовать. Мне хочется воплощать свои идеи, работать прежде всего с образами, и необязательно, чтобы за этим стояли драгоценные материалы. Я могу работать с чем угодно. С текстилем, с камнями, с бисером. При этом подключая свои навыки и знания как художника по металлу. 

София Забродина интервью, Современные артефакты Софии Забродиной
София Забродина. Брошь «Хранитель». Фото: Ольга Покровская

Ювелирное ведь предполагает завершённость, законченность. Я же, наоборот, люблю недосказанность. Мне нравятся несовершенства! В моей вселенной каждая вещь должна быть особенной, с изюминкой. Это очень живые вещи. И очень личные. Получается, что человек в этой незавершённости может увидеть, считать уже свою историю. Поставить свою точку. Я даже стараюсь не навязывать прочтение каким-то знаковым названием или некой историей, созданной вокруг вещи. Мне не хочется направлять, программировать человека, прилагая к работе уже сложившийся, оформленный мир ассоциаций. 

Как рождаются ваши вещи, образный ряд, как происходит эта химия?

– Идеи часто рождает сам материал. Если я вижу что-то интересное в камне или в куске дерева, к этому сразу привязывается образ. Бывает что, как у хорошей ученицы, идеи вырастают из задания. Стоит услышать: надо сделать то-то и то-то, и сначала может ничего не прийти в голову. Но пройдёт неделя-две, и всё: блокнот заполнен эскизами, и вещь уже не отпустит. 

София Забродина интервью, Современные артефакты Софии Забродиной
София Забродина. Колье

Есть ли у вас любимый мотив? Или, скажем, уклон? Например, в природные образы?

– Да нет, такого чёткого разграничения нет. Природные мотивы – да, пожалуй. Или архаика. Сейчас мне очень интересна, например, древнерусская белокаменная резьба. Она породила целую коллекцию. Есть особая серия птиц. Я называю её моей душевной коллекцией. Делаю для себя, не продаю. Как-то я собралась коллекционировать украшения с птицами, но нигде не могла купить, то, что мне бы понравилось, и в итоге стала делать их себе сама. Это броши, серьги, а сейчас я работаю уже над крупной интерьерной вещью: она будет висеть на стене, как вариант декора.

У меня много крупных колец. Хотя интересно, что сама я кольца ношу редко, ведь работаю руками, но этот тип украшений меня увлекает. Причём часто мне нравится сделать, посмотреть, что получится, воплотить образ. Даже не для того, чтобы носить или кому-то предложить. Просто дать идее жизнь. 

Я воспринимаю украшения не как утилитарные вещи, которые ты надел и носишь годами, не замечая. Для меня у них другой посыл: создать образ, подчеркнуть настроение. Не для того, чтобы это была какая-то незаметная, просто некая удобная вещь, или, скажем, вложение, золотой запас, который можно передать по наследству. В моём мире украшения нужны для того, чтобы выделяться. Они – как продолжение человека, его особенностей. Мне очень важно, чтобы мои изделия воспринимались как родные, когда ты с первого взгляда понимаешь, что да, это то самое, твоё. 

Расскажите, пожалуйста, о ваших работах для выставки «Вера. Надежда. Любовь».

Большую часть я делала конкретно к выставке. Это и кольца-кастеты, и резной кулон «Пташки», и серия работ на древнерусскую тематику. В камнерезном деле я новичок, но долго работала бок о бок с мастерами, наблюдала за тем, что они делают, и теперь постепенно начинаю сама. Для меня это непростой опыт. Камнерезы, конечно, – титаны. Это невероятный труд, много часов кропотливой, часто монотонной работы. И во многом недооценённой: окружающие не всегда понимают, сколько труда, маэстрии стоит за исполнением той или иной вещи. 

Выставочные вещи полностью решены в моём стиле. Мне нравится причислять то, что я делаю, к стилю ваби-саби, хотя я понимаю, что это совсем другое прочтение. Но да – речь о совершенном в несовершенном. Как в живописи, когда видно мазки, у меня часто видишь наплавления воска. Металл не звенит своим блеском. Камень может быть не отполирован до конца. Чтобы когда ты берёшь украшение в руки, было ощущение находки, клада, как будто это артефакт, который только что раскопали. И ты к нему относишься, как к своему сокровищу. 

София Забродина интервью, Современные артефакты Софии Забродиной
София Забродина. Один из парных кастетов «Сотворение мира»

Опишите, пожалуйста, задумку колец-кастетов.

Они предполагаются парными: сразу на левую и на правую руку. Хотя, конечно, их можно носить и по отдельности. И в итоге их купили разные люди. А если их совместить, то это будет… фреска Микеланджело с сотворением мира. Представленная в такой забавной, шуточной форме. Серьёзная тема, но с долей иронии. Позы героев-скелетиков получились чуть-чуть иными, но прообраз и отсылка те. Я использовала камни (агат и халцедон), они уже были нужной формы, сразу походили на облака. Образ как бы подсказывался камнем. А вокруг них поместила самоцветы, корунды из старых советских украшений. Такой ресайклинг.

София Забродина интервью, Современные артефакты Софии Забродиной
София Забродина. Один из парных кастетов «Сотворение мира»

Где вы находите такие необычные материалы?

– Вот самоцветы, например, часто отдают ювелиры. Они с этим материалом обычно не работают. Камни, бывает, отдают друзья-камнерезы. Им эти кусочки тоже часто не нужны, а я нет-нет да увижу какую-то форму или деталь будущей вещи, или сам камень меня чем-то привлечёт. Может полежать-полежать, а потом идеально встать в какую-то вещь. Первые вещи были вот из таких дружеских подарков. Конечно, сейчас я уже и сама что-то ищу, заказываю целенаправленно. 

София Забродина интервью, Современные артефакты Софии Забродиной
Процесс создания кастета «Сотворение мира»

А как вы пришли к такому подходу – работе с нестандартными материалами? Это спонтанное решение: почему бы не попробовать, или органичное развитие?

– И так, и так. Я хотела чем-то себя развлечь в декрете и начала делать украшения из бисера. С бисерными работами я стала участвовать в конкурсах. Этот мир оказался таким водоворотом идей! Масштабы, фантазия, которые вообще ничем не ограничены. В ювелирных изделиях есть свои правила: цена, граммы золота, эргономика – чтобы это удобно было носить. Здесь же не было вообще никаких преград. И я думаю, что в итоге этот опыт, эта безбрежность фантазии просто гармонично легли на мою профессиональную работу с металлом. 

Смотрите также
Ювелирный авангард сестер Тарасовых, Бумага и не только: ювелирный авангард сестёр Тарасовых

У вас много вещей с барочным жемчугом, он особенно привлекает?

– О, да. Он же вообще никогда не повторяется. И каждая жемчужина – это отдельная история. Они лежат у меня на рабочем столе, и я, бывает, подойду, посмотрю, переберу – раз, и что-то родилось, придумалось. Барочному жемчугу, конечно, можно посвятить всё своё творчество. Но кроме него для меня много и других увлекательных материалов. Например, те же камни, из которых можно вырезать всё, что ты захочешь. А прозрачные камни: цитрины, кварцы, – это же такой полёт фантазии. С ними можно сделать столько всего. Всё люблю, за всё интересно и хочется браться. 

София Забродина интервью, Современные артефакты Софии Забродиной
София Забродина. Кольцо «Хранитель» . Фото: Ольга Покровская

Цитрины вы используете в кольцах?

– Не только, но да, была (и есть) целая серия таких колец. Я выбираю массу изнутри, делаю камень полым, и тогда внутрь можно вкладывать детали. Камень здесь работает как линза, окуляр. Плюс я изнутри наношу на него рисунок (одуванчики, например). Внутрь можно вложить что-то яркое или, как в некоторых кольцах, металлический рельеф. Выбранная изнутри сфера, как скафандр, даёт особое преломление света и искажение изображения. Совершенно завораживающий эффект: видишь внутри целый мир. 

София Забродина интервью, Современные артефакты Софии Забродиной
София Забродина. Кулон «Пташки». Фото: Ольга Покровская

Какие свои недавние работы вы считаете наиболее интересными в творческом плане?

– Сейчас моя любимая, самая родная серия – как раз украшения с цитринами. Сюда входят, в частности, броши и кольца с рельефами по металлу, интерпретирующими резной декор Дмитриевского собора во Владимире. Там такие узнаваемые, улыбающиеся львы. Они очень трудоёмкие, и результат каждый раз меня поражает. Сейчас хочу отлить такого льва в бронзе в виде интерьерной скульптуры. Кулон «Пташки» с выставки также из этой «белокаменной» серии. Изображение птиц с рельефов вырезаны на зелёной яшме. 

София Забродина интервью, Современные артефакты Софии Забродиной
София Забродина. Кулон «Пташки». Фото: Ольга Покровская

Сейчас у меня эти сюжеты, и львы,  и птицы, и лики, начаты уже в другом формате. Но это сложная работа, так что и история долгоиграющая. Я работаю в основном с латунью. С серебром и с золотом тоже время от времени. Сейчас, например, я делаю два изделия в содружестве с Ольгой Попцовой, как раз из серебра. Латунь же мне нравится визуально, и сам её приглушённый цвет, и мягкая пластика. Витражи, мозаики очень люблю. Эмалью сама не занималась, но делала украшения с готовыми эмалями, Ольги Покровской. Это непростой и капризный материал, но эмалевые кабошоны рождают множество идей. Вообще я очень много всего делаю одновременно, часто не могу остановиться. Меня саму иногда пугает такое количество изделий, и, бывает, я и сама забываю, что уже успела сделать. Открываю соцсети и вспоминаю, что вот же была отличная вещь, и эта, и та. Часто думаю, что надо бы сделать такую подборку лучших. 

София Забродина интервью, Современные артефакты Софии Забродиной
София Забродина. Кулон «Пташки»

Есть ли у вас кто-то из современных художников по металлу, резчиков, ювелиров, за чьим творчеством вы следите, тех, кто вам близки?

– Мне очень созвучна эстетика Анны Гофман, мы с ней это уже как-то обсуждали. Ещё мне очень нравятся вещи молодого дизайнера Семёна Старова. Он занимается преимущественно эмалями. Это те же темы, что трогают меня: древнерусские мотивы, искусство шумеров. Древность и несовершенство. Нравятся и работы Германа Кабирски. Он, может быть, более формальный, но меня привлекает его обращение с натуральными камнями: нет зацикленности на огранке, он часто использует наросты, осколки камней. В перспективе веков очень люблю средневековые украшения, нравится древнеримское стекло. Тянет в древность.  

Есть вариант взрослого, солидного мастерства. А есть детская непосредственность. И вот её-то я очень люблю. Обожаю детские рисунки. Мне нравится в них то, что ребёнок не пытается никому угодить, он просто берёт и рисует, и как получилось, как пошло, так и будет. И в искусстве в целом мне близко это отношение. Наивность, непосредственность – чтобы не для кого-то, или всем понравиться, а просто по велению души. Мне нравится искренность в творчестве. 

© 2023 Частная Коллекция

Наверх