Now Reading
Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой

Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой

Марина родом из Бурятии, живёт в Петербурге, но не забывает своих корней. Её живопись и украшения марки Hamar к ним отсылают, но это не шаблонные истории.

Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой, Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой
Марина Бадмаева

Расскажите, пожалуйста, о ваших работах для выставки в Сочи.

Специально к выставке (Сочи, галерея «Частная коллекция», 1 марта-1 апреля 2024 г.) я сделала несколько совершенно новых украшений. Это серия крупных колец, у каждого из которых свой образ. Самое интересное, на мой взгляд, – кольцо с эмалями и резьбой по камню.

Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой, Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой
Кольцо Hamar. Серебро, эмаль, резьба по камню

Это новый для меня опыт, так как впервые я выполнила такое сложносочинённое изделие, в котором сочетается сразу несколько техник. Тут и эмали, и камнерезное искусство, и работа с пластикой металла. Второе кольцо – также крупная работа уже из двух разных металлов, похожая на первую по стилистике. 

Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой, Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой
Hamar. «Три воина»

Я работаю в рамках одной эстетики, это узнаваемые и считывающиеся мотивы, но каждый раз у меня идёт усложнение формы и технического исполнения. Я люблю пробовать новые комбинации материалов. В каждом новом украшении я стараюсь показывать новую высоту, которую удалось взять, новый уровень себя как мастера и художника. Всякий раз ставлю перед собой задачу что-то улучшить, что-то усложнить.

Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой, Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой
Hamar. Серьги «Лица №1»

Какой посыл у сочинских украшений? Какие истории они рассказывают?

У каждой работы история своя. Кольцо с эмалями и камнерезной вставкой, например, видится мне таким принцем, чей взгляд устремляется в небо. Возможно, это Маленький Принц Экзюпери, а может быть, и иной герой. Он считает звёзды, рассуждает о вечности, о главном в жизни каждого. Это философ, он живёт мыслью. Каждый поймёт его по-своему. О чём он рассуждает, что его волнует? Базового, стандартного ответа нет. Трактовка рождается в уме смотрящего. 

Второе кольцо отличается горизонтальной композицией, и тут изображены три воина. Они символизируют храбрость, стойкость, внутреннюю силу. Изначально это женское кольцо, но образ получился очень сильным, характерным, брутальным, так что его вполне можно представить себе в качестве мужского перстня. 

Это мини-скульптура – своего рода рассуждение. Я часто обращаюсь к легендам, мифам, сказкам, в том числе бурятским. Но стараюсь, чтобы украшение не было простой иллюстрацией к ним. Мне хочется, чтобы образ был более глубоким, всеобъемлющим и универсальным. Чтобы он хранил в себе множество смыслов, как образ собирательный. 

Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой, Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой
Hamar. Кольцо «Отважная девочка»

Помимо украшений у вас есть и картины. Что было первичным: ювелирный дизайн или живопись?

С одной стороны, у меня за плечами художественная школа. С другой, два вуза с техническим уклоном. Сложно сказать, что с чего началось. К серьёзным занятиям живописью я приступила, уже когда училась на ювелира. Но, думаю, в начале всего всё-таки именно тяга к миру искусства.

Заканчивая школу, я уже понимала, что получу творческую специальность. Конечно, в 18 лет непросто определиться с конкретикой, но я точно знала, что будущая работа должна быть связана с карандашом и листом, на который я буду переносить свои образы. Судьба привела меня в ювелирный мир каким-то почти магическим образом, как мне кажется. Я нашла интересное для себя направление – технологии художественной обработки драгоценных материалов. А на 4-м курсе попала к известному иркутскому мастеру камнерезного искусства, основателю собственной школы Наталье Бакут. Я тогда работала с нефритом, и мне посоветовали поучиться в её мастерской. Там я познакомилась с моим будущим мужем, ювелиром Сергеем Яптуевым. И уже вместе мы отправились в Санкт-Петербург продолжать образование.

Сегодня у нас с Сергеем свой ювелирный бренд Hamar. Мы работаем в тандеме. У нас выходят небольшие коллекции украшений. Начинали с нейзильбера, сейчас это в основном латунь и серебро. У каждого в тандеме свой фронт задач. Мы всё делаем сами, проходим все этапы работы. (Только отливку и золочение заказываем, но надеюсь, со временем и это мы начнём делать сами.) Полностью за нами художественная составляющая и обработка материала.  

Hamar – это название как-то переводится?

Когда мы придумывали имя бренду, нам вспомнилась прародительница мужа. Она жила в бурятской деревне, и все звали её Хамар, что да, переводится с бурятского, как нос. Само слово – звучное, красивое, запоминающееся, к тому же отсылает к нашим корням и семейной истории, и в итоге мы остановились на нём. Конечно, бурятская культура нас вдохновляет, питает. Но я далека от прямого цитирования традиционных мотивов. Моё творчество – это их современное переложение, не прямое копирование, но эссенция смыслов. 

Мне нравится рассуждать на тему того, что такое культура вообще, осмыслять весь корпус мотивов и образов, их связь, символическое содержание. Найти такую ДНК той или иной культуры. Я задаюсь вопросом, как изобразить традиционное, не используя прямых цитат, явных элементов, но чтобы считывалась сама духовная сила Азии. Это вдохновлённость культурой, но не зачарованность. Хочется творческой переработки, развития образов. Такой эксперимент. Я люблю свою культуру, но как её показать, не зацикливаясь на традиции. Моя задача – чтобы считывалась сама суть. Творчество как рассуждение. 

Смотрите также
Марк Балдин, Миры Марка Балдина
Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой, Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой
Hamar. Серьги «Леденец»

Расскажите, пожалуйста, о ваших знаковых работах.

Кольцо «Три желания» порождено моей живописной работой. Сначала образ появился на полотне, а затем я решила воплотить его в украшении. Я хотела передать, как же сложно бывает сделать выбор. Священное число три: как в сказке, когда у тебя есть три пути, которые ты выбираешь. Кольцо изображает трёх девушек, каждая из которых озарена своей эмоцией. Кольцо выполнено в серебре с чернением, центральной вставкой служит коралл, а по кромке пущен белый жемчуг.

Это украшение из коллекции «Холсты», одной из ключевых в моём творчестве. Помимо кольца туда входят серьги «Колготки», «Сомнамбула» и «Леденцы». Эти украшения отталкивались от моих живописных работ с теми же персонажами – отсюда их название, «Холсты». Образный ряд – это и детские воспоминания, и какие-то ассоциации, мои фантазии, переживания. 

Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой, Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой
Hamar. Серьги «Колготки»

Долгое время я писала только лица, и вот в случае с серьгами «Колготки» мне захотелось пофантазировать, а как могли бы выглядеть фигурки моих героинь, если бы увидеть их в полный рост. Так появились эти задорные, милые жёлтые (с золочением) колготы-ножки, которые служат подвесами. Муж придумал для этой работы красивую историю из детства: как будто это маленькая девочка, ей хочется гулять, она так мило и по-детски наряжается. Ты маленький, сонный, нужно одеваться, и в школу через пару минут. Такое уютное, атмосферное воспоминание.

Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой, Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой
Hamar. Серьги «Сомнамбула»

С чем вы сейчас работаете?

У нас есть эксперименты с гальваникой. Мой муж –  3D-модельер ювелирных украшений, создал свой гальванический аппарат, и мы придумали несколько украшений с гальваникой. Надо идти в ногу со временем, и я решила попробовать создать украшения с помощью 3D. В их числе, например, круглое крупное кольцо «Вуаль»: мы выращивали его из пластика, покрывали медью, а потом этой поверхности придавалась патина. Второе кольцо с гальваникой – уже вытянутая, вертикальная композиция, тоже из пластика с гальваническим покрытием медью. За счёт патины она получилась зелёной. Эту работу породило искусство инков, сплав культур – это же так интересно! Шинка как бы изображает рот, и весь образ – это словно бы кричащий человек. Отсюда же другой антропоморфный образ – подвеска в виде гигантского лица, почти на 10 сантиметров. Это тоже пластик с гальваникой. Украшение можно использовать и как декор интерьера, например. 

Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой, Другая Азия художника-ювелира Марины Бадмаевой
Hamar. Серьги «Погружение»

К чему вы стремитесь в творчестве?

Я стремлюсь развивать свою технику и работать над композицией. И в том, что касается украшений, и в живописи. Хочу с помощью всех возможных средств создавать всё более сильные работы!

© 2023 Частная Коллекция

Наверх