Now Reading
Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»

Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»

Международный эксперт в области ювелирного и декоративно-прикладного искусства, доцент, заведующая кафедрой Санкт-Петербургского государственного института культуры Галина Габриэль обладает удивительной коллекцией авторских украшений. Которую покажет в галерее «Частная коллекция» в Сочи на выставке «Естественный отбор» с 1 по 9 октября.

Если сделать таймлайн вашей коллекции ювелирных украшений, какие главные даты вы бы отметили?

Я начала собирать коллекцию практически в 17 лет. Когда поступала в Академию художеств, в первый год не добрала баллов и пошла работать. Мой папа был художником, и он привел меня на комбинат декоративно-прикладного искусства, где я начала работать. Я попала в коллектив художников, в том числе художников-ювелиров. И самые первые вещи моей коллекции появились тогда, где-то в 1970-х. Я подружилась со многими коллегами, мне что-то дарили. Вот с тех пор я и собираю коллекцию, но уже вполне сознательно.

Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»
Галина Габриэль

Это были работы ваших непосредственных коллег?

Так получилось, что первыми у меня появились произведения художников, уже известных в своей области. Например, у меня есть работа Рэмира Харитонова, одного из отцов-основателей петербургского авторского ювелирного искусства. Есть работа Юты Паас-Александровой, которая тоже считается гуру нашей петербургской школы. Вещи Виктора Горина, тоже из того времени…

Потом появилась возможность приобретать работы, как в России, так и за рубежом, где у меня появились друзья, ювелиры и камнерезы. В частности, в камнерезной мекке Европы Идар-Оберштайне, в Мюнхене, в Америке, в других странах. Отсюда и название выставки – «Естественный отбор». Потому что в самой коллекции действительно нет какой-то четкой артикулированной концепции, а есть именно отбор, который отражает мои личные вкусы, приоритеты. За каждой работой стоит какая-то личная история. Я надеваю ювелирные украшения не столько подбирая их под костюм или платье, а ориентируюсь скорее на свое эмоциональное состояние, настроение, вспоминаю художников, обстоятельства знакомства…

  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»
  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»
  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»

То есть в коллекционировании для Вас важен эмоциональный момент?

Да, конечно. Но приобретая работу я также ориентируюсь на свой вкус и опыт. Я давно занимаюсь исследованием современного ювелирного искусства, прежде всего, авторского. Впечатлить вещь может, конечно, по-разному – какая-то цепляет просто цветом, материалом, какая-то – настроением. Например, брошь Анны Фаныгиной, посвященная Венеции, у меня рождает массу ассоциаций и воспоминаний, и я не могла пройти мимо. А получила я эту брошь по бартеру, написав статью об Анне.  

Можно выделить какие-то общие критерии для произведений, достойных попасть в ваше собрание?

Это должна быть, прежде всего, качественно сделанная работа. Сегодня часто в современном искусстве, в том числе и в ювелирном, считается, что достаточно концепции, а сделано может быть «на коленке». Ювелирная вещь должна быть не только с концепцией, с решением какого-то образа, но и выполнена с ювелирным мастерством. Поэтому, если нет мастерства, то произведение вряд ли помещу работу в свою коллекцию.

Меня вообще привлекают разные аспекты. Так, вещи Владимира Шестакова  интересны своими геометрическими решениями, формой, ритмом. Юрий Былков работает с новыми материалами, в том числе с титаном, меня тоже это интересует. У меня есть вещи Виктора Горина, художника, которого уже давно нет, в том числе комплект из титана, созданный еще в 1970-х годах. И когда сегодня говорят, что вот, наконец, титан входит в моду, я показываю эту вещь. Как историк искусства я, конечно, обязана им говорить о том, что новое – это часто хорошо забытое старое. Банальная, но истина.

  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»
  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»
  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»

Любопытно! Особенно в контексте того, что на международной сцене едва ли не первооткрывателем по работе с титаном в ювелирной области обычно называют Уоллеса Чана. Получается, у нас масса недооцененных советских ювелиров?

Конечно! Уоллес Чан, скорее, один из первых стал использовать титан в драгоценных украшениях, добавляя бриллианты и другие камни. А кроме Горина, можем вспомнить московского ювелира Феликса Кузнецова, и многих других, кто в 1970-80-х начинали работать с титаном.

Разница в том, что Уоллес Чан использует титан не потому, что у него нет другого драгоценного материала. А в 80-е отечественные художники использовали титан и такие материалы  как сталь или мельхиор потому, что они не имели права работать с драгоценными металлами. То есть изначально разные посылы.

Если говорить о советской школе мастеров, вами упомянутой, можно считать их своего рода нонконформистами ювелирного искусства?

Отчасти. Потому что те же Паас-Александрова, Харитонов или Горин  работали и на производстве. Они создавали образцы для промышленности, какие-то экспериментальные вещи, которые очень часто не внедрялись в производство. И вот это желание заявить о себе как о художнике, а не только как изготовителе сережек, привело к тому, что они стали делать авторские штучные вещи. И тогда – да, в какой-то степени они становятся нонконформистами, делая вещи вразрез общей стилистической линии.

  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»
  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»
  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»

Был ли в СССР спрос на такой авторский стиль?

Да был, хотя и ограниченный. В Петербурге, например, существовала «Лавка художника», в 1970-х я ее курировала. И туда свои авторские работы приносили петербургские художники. Туда приходили покупатели, кто не желал носить магазинную продукцию – жуткие золотые кольца с искусственными камнями. Те, кто хотел быть более индивидуальным, кому важно было подчеркнуть свою самодостаточность, шли сюда. Это было важно и тогда, и сегодня, в эпоху глобализации, когда все мы ходим в толстовках и в джинсах и можем утонуть в этой всеобщей унификации. Такие украшения могут помочь выделиться, сказать другим о вас больше, чем обезличенная золотая побрякушка. 

Говоря о коллекции, вы всегда упоминаете ленинградскую ювелирную школу. А сколько было ювелирных школ в СССР?

Понятие «школа» достаточно относительно. Тем не менее, когда говорим, например, о школе камнерезного искусства Санкт-Петербурга, то у нее есть какие-то определенные художественные признаки, их можно выделить. Как и о школе камнерезного искусства Урала. Вещи из этих центров спутать невозможно. Потому что это разная стилистика, особенности образов, даже технологии. То же самое в ювелирном деле.

Вот, например, Москва всегда была более склонна к конструктивистским поискам. Началось это в 1970-е, очень четко проявилось в 1980-е. А на петербургских ювелиров, как мне кажется, повлиял сам город, его архитектура, сдержанность цветовой палитры, традиции. Можно вспомнить в этом плане работы замечательных художников Наталии и Геннадия Быковых. Или Юту Паас-Александрову, эстонку, почти всю жизнь прожившую в Петербурге, имевшую удивительный вкус, который удерживал ее от помпезности, того, что мы иногда видим в работах московских художников в 1980-е. И сегодня, когда я смотрю дипломные работы выпускников Академии Штиглица, тоже часто отмечаю в них эти «петербургские» черты.

  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»
  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»
  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»

Получается, было две ювелирные школы? 

Нет. Был еще Екатеринбург со своей ювелирной школой с акцентом на поделочный камень. Потому что драгоценные камни далеко не всем были по карману, или с ними нельзя было работать.

Сохраняются ли школы сегодня?

Сегодня все границы кажутся более размытыми, все смотрят интернет, подпитываются им, всеобщая глобализация дает себя знать.

Существуют ли основные направления коллекционирования в ювелирной области?

Мне кажется, нет. Кто-то собирает винтажные броши, кто-то – совершенно конкретного ювелира или бижутерию, например, Эльзы Скиапарелли или Dior, кто-то – еще какие-то типы украшений… Просто у меня она так спонтанно собралась и вобрала в себя разные эпохи отечественного авторского ювелирного искусства. Что важно: в ней можно найти срез, как мне представляется, развития российского ювелирного искусства второй половины XX и XXI веков.

Смотрите также
Лала Рагимов, Лала Рагимов: «Меня привлекает художественная сторона камнерезного искусства»
  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»
  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»
  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»

Последнее ваше приобретение датируется каким временем?

Прошлым месяцем. Я наконец получила брошь от прекрасного художника Оксаны Наумовой. Она сделала мне вариант своих известных брошей, и я купила не одну, а две, чтобы носить их вместе.

Вы упомянули о бижутерии. Ювелирное искусство в массовом сознании ассоциируется все-таки с изделиями из драгоценных камней и металлов. А бижутерия – это все остальное, то есть недрагоценные материалы, что-то недорогое и доступное. Как объяснить ту грань, после которой и бижутерия становится ювелирным искусством?

Вы правы, тут очень много путаницы и нет точных понятий. Потому что если переводить с французского, то драгоценности Cartier тоже звучат как «бижутерия». Так что я для себя и для своих студентов делаю такую градацию. Да, есть понятие «драгоценности», и это те вещи, которые выпускают роскошные бренды типа Van Cleef & Arpels, Bvlgari. Это вещи, которые выполняются обычно из драгоценных материалов, камней и так далее. Да, они могут быть выпущены в одном экземпляре или в нескольких. Но когда вы покупаете вещь такого большого бренда и вы не профессионал, то чаще просто не знаете, кто лично стоит за этими объектами.

Можно купить, например, вещи JAR, который выпускал вещи тоже в единственном экземпляре. Авторская вещь или нет? Да, конечно, авторская, материал здесь ни при чем. Авторская вещь может быть сделана и из драгоценного материала, и из обычной меди, дело не в этом. Дело в том, что это чаще всего вещь все-таки в одном экземпляре, вы знаете имя автора, и в ней воплощены концепции этого художника. А бижутерия – это все-таки массовые изделия из недорогих материалов, хотя бижутерия бывает тоже разная. Бижутерия «от кутюр» тоже бывает дорогая, например, бижутерия Chanel, которая стоит весьма дорого. Затем идет класс бижутерии с именем бренда, но выполненная уже тиражом. И, наконец, массовка из Китая за совсем небольшие деньги.

  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»
  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»
  • Галина Габриэль, Галина Габриэль: «Шедевры ювелирного искусства могут быть и из меди»

Сколько работ в вашем собрании?

Я не знаю точно, не больше ста, наверное. И это все вещи фактически не из дорогих, недрагоценных материалов. Увы, я вовсе не миллионер.

Десять лет назад в интервью вы говорили о том, что российское ювелирное искусство на подъеме. Что-то изменилось за эти годы? Продолжается подъем?

К сожалению, если говорить об общем развитии ювелирного дела в стране, мы сейчас пребываем в очень сложной ситуации. Прежде всего, в силу введения ряда новых законов, касающихся работы с драгоценными металлами и камнями, налогообложением и т.д. Если эти законы будут окончательно приняты, то у нас погибнет мелкое ювелирное производство, и останутся только гиганты, продающие вещи часто даже не собственного производства.

А что касается авторского искусства – да, художники продолжают работать в режиме своего рода ателье, под заказ, или где-то продают свои вещи в галереях. Проблема в том, что ювелирных галерей для авторского искусства у нас практически нет, они не выживают в сегодняшних условиях. Но выставочный процесс достаточно активен, особенно в Петербурге. Авторское ювелирное искусство, надеюсь, будет продолжать жить и развиваться несмотря ни на что.  

© 2022 Частная Коллекция

Наверх